21:48 

"Между строк", перевод, джен, PG-13

Оригинальное название: beneath the sheets of paper lies my truth1
Автор: fearlessfirefly
Пейринг: Кроули/Азирафель
Рейтинг: PG-13
Жанр: джен, missing scene
Ссылка на оригинал: springkink.livejournal.com/1206970.html
Разрешение на перевод: получено
Саммари: в коллекции Азирафеля множество книг, но ни в одной из них не упоминается об ангеле, который дружит с демоном
Прим. пер.: все сноски - от переводчика


В коллекции Азирафеля было множество книг – множество прекрасно сохранившихся первых изданий – но ни в одной из них и словом не упоминалось об интеллигентном ангеле-англичанине, голубом, как небо над тропическим островом, или о его склонном к сарказму, но вполне обходительном друге-демоне. Это было к лучшему – ведь когда бы им ни приходилось встретиться, вокруг начинали происходить странные вещи, и как раз эти странности были неоднократно задокументированы и подтверждены свидетельскими показаниями; ведь люди в целом крайне неблагосклонно реагируют на странные и необъяснимые происшествия, и время от времени склонны даже преследовать их виновников с вилами и горящими факелами. Правда, в последний раз такое случалось довольно давно. Но для божественной сущности время – не более чем соринка в глазу. Да и не только время.

(Вообще говоря, в одной книге можно было найти упоминание о Кроули. Правда, оно не содержало ни имени, ни тем более описания внешности. И уж точно ни в одной хорошей книге не найти упоминаний об Аспиде Кроулике, хотя змей, носивший это имя, все еще попирает твердь земную – теперь в туфлях из змеиной кожи, которые он содержит в исключительном порядке.)

В юдоли скорби шел 1969 год, и холодные осенние ветра наконец задули и в Вестминстере. Прошлую ночь Кроули провел, шатаясь по Сохо. Сначала он долго ошивался у входа в «Ronnie Scott’s»2, пока не утомился слушать завывания саксофонов и не отправился прочь – предварительно превратив все лимоны в баре в желтые лаймы. Его блуждания закончились на Олд Комптон-стрит, где он позволил себе – в буквальном смысле – напиться допьяна в компании парочки актеров кабаре, вышедших в тираж, и завалиться спать на заднем сиденье своего «Бентли». Впрочем, даже в этом состоянии Кроули приложил все усилия, чтобы не запачкать обивку.

Сейчас он прогуливался по нижнему Вестминстеру, лечил похмелье чашечкой кофе, благодарил Бо… Го… в общем, благодарил судьбу за привычку всегда носить темные очки, которые сейчас очень кстати скрывали его опухшие и покрасневшие веки – и совершенно неожиданно столкнулся с до отвращения элегантным ангелом. Тот как раз выходил из эксцентрично оформленной книжной лавки, держа в руках холщовую сумку, и выглядел при этом, как человек, которому не терпится попасть домой – ровно до того момента, как заметил демона. Улыбка озарила лицо Азирафеля:

– Ах, это ты, Кроули, – он принюхался к все еще не слишком трезвой ауре и подмигнул. – Ночка снова удалась?

– Старые дрожжи не ржавеют, – проворчал Кроули. – Превращал вино в воду, ну и так, по мелочи – врубал автосигнализации после полуночи. Сам-то как?

– Обнаружил первое издание «Вдали весной»3 у коллеги по увлечению. Моя милая леди Агата. Думаю, я очень обрадовал этого букиниста, он, кажется, уже отчаялся продать книгу.

Они шли по улице рука об руку, так привычно и слаженно, словно многие годы провели, прогуливаясь вдвоем.

– Обычный день старины Азирафеля, значит? Вот и славно, – солнечный лучик попал Кроули прямо в глаз и заставил зажмуриться, даже несмотря на темные очки. Обычно он отходил от похмелья гораздо легче, но, видимо, сегодня был не его день. Подумать только, и эти смертные еще имеют наглость считать алкоголь изобретением дьявола. – А я без фотоаппарата.

Азирафель поправил воротник рубашки:

– Прости мою бесцеремонность, но, если хочешь, я могу вылечить твою головную боль.

Кроули нахмурился и отстранил его руку:

– Я признателен, конечно, но – нет, спасибо. Некоторые из нас, знаешь ли, предпочитают страдать молча.

Он окинул взором по-утреннему свежего Азирафеля, одетого, как всегда, безупречно: короткое двубортное пальто поверх темно-синего вязаного жилета и того же цвета слаксов – и не удержался, чтобы не съязвить:

– Кроме того, мне говорили, что боль улучшает цвет лица.

– Твой цвет лица в этом не нуждается, – мягко заметил Азирафель, и от этих слов многократно упомянутое лицо Кроули залилось румянцем, который, совершенно очевидно, никак не подобал демону, и к тому же не гармонировал с его темным костюмом. Кроули слегка ускорил шаг, чтобы острый ангельский глаз не заметил ничего лишнего, и даже проигнорировал внимательный взгляд роскошно одетого парня, проходившего мимо. Пусть идет с миром.

Они незаметно добрались до Сент-Джонс Вуд с его ярко раскрашенными домами и не менее яркими людьми. Азирафель сказал что-то о неком Бинго4, выдуманном персонаже, который тоже был – в некотором метафорическом смысле – отсюда родом, но Кроули пропустил его слова мимо ушей. Он никогда особенно не любил жанр остросоциальной сатиры, и тем более не сейчас, когда его собственный образ существования вполне мог бы стать ее мишенью. Если бы его жизнь стала романом, часто думал Кроули, то он был бы целиком и полностью посвящен ему самому – мелкому бесу, который даже проклясть никого толком не может и к тому же дружит с одним из этих, со светлой стороны. И если такой роман издать, то он либо с треском провалится – как свинцовый воздушный шар – либо приобретет славу второго «Хладнокровного убийства»5. В особенности если автор опишет побольше ужасных смертей и прочих леденящих душу подробностей.

Они прошли мимо пожилого бизнесмена, который как раз запер дверь своего дома и внимательно посмотрел на них. Азирафель решил, что, должно быть, он нашел их подозрительными, а Кроули слегка дернул бровью – и ручка портфеля, который держал бизнесмен, разлетелась пополам. Когда они отошли достаточно далеко, чтобы не быть услышанными, ангел поинтересовался, не имеет ли некий демон отношения к случившемуся, на что демон состроил невинную рожицу, которая, впрочем, тут же сменилась почти злобной усмешкой – едва до них донеслись громкие проклятия все того же невезучего бизнесмена, касавшиеся машины, которая загадочным образом оказалась запертой изнутри. Впрочем, вопли скоро стихли – дверные замки сами собой разблокировались, словно по волшебству, а Кроули перестал ухмыляться и задался вопросом, отчего этого некого ангела просто хлебом не корми, дай сотворить добро.

Солнце красило нежным светом голубое осеннее небо, в его лучах Азирафеля словно окружал нимб неяркого свечения, и Кроули скривился от сокрушительной слащавости этой картины. Но все же отметил про себя золотистые блики, игравшие в светлых волосах ангела, и прикусил щеку изнутри так, что рот наполнился вкусом крови. Кроули вовсе не собирался таращиться, нет, что вы. Он просто восхищался – как это принято между добрыми друзьями – отличной формой, которую поддерживал Азирафель. Хорошо, что тот сегодня не надел одну из этих своих жутких водолазок.

– Проголодался, Кроули? – голос ангела вывел его из задумчивости и он понял, что и правда чувствует что-то вроде голода.

– Опять в Ритц?

– Разумеется. Подъедем на метро или пройдемся пешком?

Кроули нахмурился:

– Метро? Мы же в двух шагах. Если хочешь, мой «Бентли» в твоем распоряжении…

– Да, да, конечно, – голос Азирафеля звучал чуть разочарованно. – Просто я подумал, что было бы здорово попробовать что-нибудь новое. Хотя бы и другой вид транспорта.

– Ох, да пожалуйста, только не надо делать несчастное лицо, – при мысли о том, чтобы бросить возлюбленный «Бентли» без присмотра в этой части Вестминстера, сердце Кроули ушло в пятки, но, с другой стороны, он предпочел бы скорее нагишом пройти через врата Ада, распевая фальцетом какую-нибудь из песенок Лулу6, чем обидеть и так слишком чувствительного ангела. – Но если по дороге мы встретим какого-нибудь уличного музыканта, не жди, чтобы я бросил ему монетку.

– Я брошу две – за нас обоих.

Они вместе ступили на «зебру»; Азирафель перехватил поудобней сумку со своей последней добычей и выразительно взглянул на Кроули:

– Ты же не собираешься задерживать отправление поезда?

– После того, как мы сядем?

Азирафель с демонстративным удивлением вздернул бровь.

– Разумеется, нет.

Незаметные для окружающих, они пересекли пешеходный переход плечом к плечу, не замечая бородатого мужчину в белом костюме, который следовал за ними, и вышли из кадра фотокамеры ровно за шесть секунд до того, как фотограф сделал снимок7. Вот и хорошо – все равно им не следовало попадать на страницы истории.



1 строка из песни Samson Регины Спектор

2 Знаменитый джаз-клуб в Сохо, открылся в 1959, работает по сей день, оф. сайт – www.ronniescotts.co.uk/

3 «Вдали весной» – психологический роман Агаты Кристи, изданный под псевдонимом Мэри Вестмакотт (1934)

4 Кажется, это все-таки Бинго Литтл, влюбчивый друг Берти Вустера из романов П.Г. Вудхауза

5 «Хладнокровное убийство» – роман американского писателя Трумена Капоте (1967)

6 Лулу – английская певица и актриса

7 тот самый снимок

@темы: категории: преслэш, категории: джен, x: Aziraphale/Crowley, рейтинг: PG-13, supernatural beings: Crowley, supernatural beings: Aziraphale, творчество: фанфикшен

Комментарии
2012-02-04 в 21:54 

Aerdin
"Всевышний хоть и изощрен, но не злонамерен". Старая иезуитская поговорка
омг, какая красота :inlove:

2012-02-04 в 22:43 

Леориэль
One batch, two batch. Penny and dime.
Фея тётя Лена, чудесный фик!
спасибо за не менее чудесный перевод:white::heart:

2012-02-23 в 10:40 

Не знаете что подарить? Кавайные неко ушки! Забавные игрушки и брелки от магазине Neko-Shop!
vkontakte.ru/neko_shop
Теперь и аксессуары для БЖД!
neko-shop.alltrades.ru

URL
     

Добрые предзнаменования

главная