Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
18:23 

Moist von Lipwig
#GNUTerryPratchett || Ты хуже дьявола, минорит. Ты шут. ©
Название: Лето, которое никогда не кончается
Автор: Moist von Lipwig
Бета: Каэро Рин
Фэндомы: Good Omens, X-men
Пейринг: Чарльз/Эрик, Азирафель/Кроули
Жанр: Юмор, Флафф, AU
Рейтинг: G лютая каноничная голубизна
Саммари: Чарльз и Эрик начинают набор мутантов для первого отряда Людей Икс, но Церебро приводит их в Нижний Тадфилд, где очень мощный мутант, которого они ищут, известен одному ангелу и одному демону как Антихрист.
Размер: Мини, 19 страниц, 3 части

− Юго-Восток Англии? У нас нет на это времени, профессор. Ищите в США.

− Майор, это нечто экстраординарное, мутант обладает колоссальной мощью, возможно, способен управлять большими объемами энергии. Если мы его не найдем, его может найти Шоу.

***


Вечерами небо над пригородами Лондона выглядит так, что любой уважающий себя великий художник эпохи Возрождения немедленно прослезился бы от восторга и переехал в Уэстерхем или Дантон Грин, чтобы день и ночь сидеть на пороге хибарки, сколоченной из старых мольбертов, и рисовать пылающие закаты и белоснежные зефирные облака, невесомо парящие над типично английскими пейзажами.

Конечно же, немаловажной частью хорошего пейзажа, как известно любому великому живописцу, являются старые парковки на пригородных дорогах. Закатное солнце ласково гладило потрепанный навес, скрипевший на ветру, как спящий парус, и разнообразные транспортные средства, которые, если верить выцветшей вывеске, можно было брать напрокат в течение дня. День уже прошёл, а вслед за ним сейчас уходил и вечер, но, по-видимому, двух молодых людей, стоявших возле металлической решетки, это не останавливало.

− Эрик, мы не можем красть мопед, − порывисто и вкрадчиво прошептал один.

− Я просто экономлю нам время, Чарльз − ответил подчеркнуто корректным тоном другой, и во взгляде читалось непонимание, почему они до сих пор что-то обсуждают, когда решение может быть только одно.

Они выглядели как агенты полиции на ответственном задании (как известно, именно такие люди являются самыми частыми посетителями тихих английских пригородов). Невысокий изящный парень с короткими волнистыми каштановыми волосами, в светлом плаще поверх серого костюма мог быть детективом, а тот, что был на полголовы выше, в чёрной водолазке и джинсах, со светлыми короткими волосами и сильными руками, мог убивать людей, например. Но, к несчастью для хозяина проката, полицейскими они не были.

Чарльз нахмурился и прикусил губу. Однако спустя мгновение хитро улыбнулся, оглянулся по сторонам и приложил два тонких пальца к виску. Эрик наблюдал за этими манипуляциями с некоторой тревогой. Голубые глаза телепата заблестели азартом.

− Ладно, а теперь можем. Хозяин проката решил лечь прямо сейчас и будет крепко спать до утра.

Эрик удивленно и довольно хмыкнул. Он всегда проворачивал подобные вещи, ни с кем ни о чём не советуясь, молча и уверенно, но полторы недели назад всё изменилось. Он ещё не успел понять, чего можно ждать от нового почти что друга в той или иной ситуации, и иногда профессор Ксавье оказывался... Очень интересным парнем.

Сердце Чарльза радостно стучало. Он чувствовал себя как лётчик-испытатель, впервые севший за руль настоящего самолета после долгой зубрёжки и тренировок. Только что защитив диссертацию по мутации, новоиспеченный профессор неожиданно получил задание, убедил ЦРУ отправить их в Англию и теперь наблюдал так близко за мутантом с удивительными способностями - это опьяняло похлеще любого безумного коктейля. Но он не терял головы и верил, что в каждую секунду готов позаботиться о чём и ком угодно.

Вот Эрик сделал плавное движение рукой, и стоящий в десятке метров от ограды мопед бесшумно поднялся в воздух и поплыл в их сторону. Мутант заметил взгляд Чарльза - восхищенный, но откровенно исследовательский - и на секунду ему стало неприятно такое пристальное внимание. Он излишне резко притянул мопед и поставил на обочину рядом с собой, подавляя внезапно вспыхнувшее раздражение. Но наваждение отступило так же быстро, как появилось, и он спросил с намеком на улыбку, показывая движением головы на другие мопеды:

− На чем поедете, профессор?

Чарльз замялся. Он не умел водить.

− О, я… Давай остановимся на одном.

Эрик осмотрел мопед. Транспорт был новым, полностью рабочим и во всех отношениях подходящим. Мужчина сел вперед и кивнул Чарльзу на место позади себя.

− Садись, будешь тогда, − Эрик приложил два пальца к виску, имитируя жест телепата, − следить за ситуацией.

Чарльз облегченно рассмеялся. Его приятель оглянулся и заметил на сидениях стоявших за оградой мотоциклов пару подходящих шлемов. Телепат как завороженный наблюдал за их полётом. На этот раз Эрик не испытал неприятного ощущения, будто его изучают, чтобы использовать. Он почувствовал едва уловимое тепло и не мог сдержать улыбку, когда Чарльз обрадовался, что поймал свой шлем.

Пока они устраивались, профессор посмотрел на часы:

− Мы доедем часа за полтора, но может уже стемнеть. Нужно будет где-то остановиться.

− Судя по карте, там есть гостиница.

Чарльз сидел, прижавшись к спине в черной водолазке, и смотрел на пролетающие мимо однообразные поля. Вместо полей перед его внутренним взором проносились радужные перспективы, которые откроются благодаря его сотрудничеству с ЦРУ перед многими, многими потерянными в этом мире мутантами. Даже если отправиться лишь вдвоём в первую поездку было авантюрой, это того стоило. Надо с чего-то начинать. Жалко, он не мог рассмотреть, что за мутанта они ищут... Но вряд ли это кто-то опасный. Судя по тому, что... Мысли Чарльза прервал голос Эрика, но из-за шума дороги ничего не было слышно. Телепат поморщился и прибегнул к более простому методу коммуникации.

Что? Я не слышу.

− Что... Чарльз, говори нормально!!

Эрик, это вместо рации. Пожалуйста.

Мутант вздохнул. Это казалось слишком разумным, чтобы сопротивляться.
Чарльз хотел добавить “Вот именно”, но не стал.

− Я хотел спросить, насколько мы вооружены.

Ах, значит, Эрика волновал тот же вопрос, что и его самого. Странно, что мутант со способностями к управлению металлом спрашивает про оружие - он мог сделать его из чего угодно или забрать чужое. Не сдержавшись, он прочёл ответ в мыслях спутника и смущенно заморгал.

− Я взял пистолет и умею стрелять, тут всё в порядке. Но... тот, кого мы ищем, вряд ли намерен причинить нам вред, Эрик. Тем более, я не думаю, что это Шоу. Да, это мутант с невероятными силами, которые покрывают весь город каким-то... защитным полем, но, хотя их природа неясна, он неагрессивен. Всё, что я мог почувствовать, когда уловил сигнал в Церебро, это...

***


...любовь.

− Что, прости? - Кроули весь вздрогнул, решив, что уснул за рулем, и ему снится, что ангел начал его искушать.

Азирафель же мечтательно смотрел ясными голубыми глазами куда-то сквозь демона и продолжал:

− Кто-то очень любит это место. Ощущается очень сильное чувство... любви, ну, не могу я описать иначе, − Он мягко улыбнулся, заметив напряжение демона, − Во всяком случае, понятнее для тебя.

Кроули слушал эту оду и методично проклинал все события последних лет, которые неумолимо привели к тому, что этим вечером он не устрашает фикусы у себя дома, а мчится по совершенно не приспособленной для приличной машины дороге в сущую дыру искать антихриста. Ориентируясь по ауре любви, потому что кое-кто забыл карту.

Демон был худым, с острыми скулами, смуглым, темноволосым, в идеальном черном костюме на обтягивающую красную рубашку. Туфли из змеиной кожи сидели на нём как влитые, возможно, чувствуя родственную душу - хотя о какой душе мы говорим. Кроули бросил подозрительный взгляд на сидящего рядом нежного кудрявого блондина в золотистых очках, старомодной клетчатой жилетке поверх тонкой светлой блузки и каких-то ужасных бежевых брюках. Даже среди смертных ходило мнение, что Дьявол носит Prada, а Бог и Его ангелы - неопределенно-белые халаты. Рай не разбирается в моде. Как, вообще-то и в чувствах, по мнению Кроули. Собираясь сказать кое-что Азирафелю по этому поводу, он окончательно забыл о дороге и повернулся к ангелу:

− Хочешь сказать, ты…

− О Боже!!!

Тормоза издали отчаянный визг.

***


Уже наступало то время суток, когда Лондон с высоты птичьего полета напоминал не столько город, сколько пылающую огнями фонарей и машин пентаграмму. Но чем дальше вы отдалялись от сияющего во славу Сатане (благодаря кропотливым расчётам Кроули) шоссе М25, тем гуще становилась тьма. В окрестностях Нижнего Тадфилда дороги ночью были такими, что сам Повелитель Тьмы мог бы легко заблудиться.

Анафема крутила педали и задумчиво хмурилась, время от времени убирая попадающие в глаза черные пряди. Вроде, звезды уже появлялись на небе, можно было расслабиться и приступать к работе, раз уж та голубая парочка её очень удачно подвезла, но ведьмино чутье подсказывало, что ночные беды ещё не закончились.

Когда Анафема услышала за поворотом шум мотора, она не раздумывая вывернула руль Фаэтона так, что пришлось спрыгнуть с велосипеда в кусты. К счастью, не такие уж колючие. Бывало хуже. Намного хуже было велосипеду, по которому спустя считаные секунды после её падения с грохотом проехался мопед.

Девушка замерла и затаила дыхание. В ней поднималось негодование, но чутьё подсказывало, что стоит понаблюдать за происходящим со стороны. На этот раз. Так как мопед выехал из-за поворота, из-за густых деревьев, её прыжок, скорее всего, остался незамеченным. Анафема чуть раздвинула ветки, чтобы лучше видеть, что будут делать двое мужчин, надругавшихся над её Фаэтоном.

− Поехали!

− Эрик, ну, посмотри, − один из незнакомцев кивнул на хаотично лежащие вокруг звонок, корзинку, сиденье и испуганно дребезжащее колесо.

− Ты волнуешься за автомобилистов, которые завтра проколют шины, да?

− Нет! Не только. Это выглядит подозрительно. Даже если тут всюду на дорогах лежат велосипеды, лучше оставить его, как он был.

− Чушь.

Эрик.

Анафеме показалось, что разговор продолжился, но не было слышно ни слова.
В итоге один из молодых людей вздохнул и стал делать руками движения, с которых ведьма часто начинала зарядку. Спицы, звонок и колесо дружно полетели обратно к Фаэтону, рама велосипеда выправилась, детали прикручивались на место. У Анафемы началось мощное дежавю. Интересно, эти ребята тоже умеют зажигать небесный свет по хлопку? Ведьма наблюдала за очередной починкой велосипеда и пыталась рассмотреть ауру этого чародея, совершенно забыв о его спутнике. Неожиданно все её мысли об ауре и догадки, что Антихрист, наверное, тоже мог бы так чинить велосипеды, словно встали на паузу и её поразило непреодолимое желание выйти из-за кустов и показать этим славным людям, где тут поворот на Нижний Тадфилд.

Чарльз приветливо улыбнулся вылезающей из темноты девушке в спортивном костюме и с пышной копной черных волос. Эрик вздрогнул, одна спица сделала движение в сторону Анафемы, но телепат ответил ему быстрым останавливающим жестом. Спица повисла в воздухе. Девушка с напряженной улыбкой сказала:

− Добрый вечер, вы уже практически приехали, Нижний Тадфилд всего в миле к западу, вон туда.

− Знакомьтесь, мистер Леншерр, мисс Анафема Девайс, местная... ведьма, − в голосе телепата появилось недоверие и любопытство.

− Тоже мутант? − спросил Эрик, опуская спицу и прилаживая её на место.

На лице Чарльза удивленная улыбка сменялась тревогой и снова удивлением. Он смотрел Анафеме прямо в глаза ещё несколько секунд, прежде чем ответить на вопрос.

− Нет. Хотя умеет сопротивляться телепатии, − Чарльз предпочел не говорить, что аура у него, по мнению Анафемы, такая же голубая, как у предыдущих двоих, − Главное - тут только что были ещё два человека, определенно, мутанты, кажется, ищут того же, кого и мы. Нужно догнать их, чёрный автомобиль с рамой для велосипеда, проехали по этой же дороге в Нижний Тадфилд полчаса назад!

Очень скоро Анафема осталась на дороге одна, с идеально новым велосипедом и без малейшего понятия, что происходит.

***

С машиной творилось что-то неладное. Кроули прислушался, не пытается ли связаться с ним начальство, но кассета "Бетховен. Избранное" даже не думала выплевывать послания Ада и играла безмятежно, даря спящему миру бессмертную симфонию "We are the champions". Бензин дьявольской машине был не нужен, тормоза и газ были в порядке, и всё же… Демон сощурил желтые глаза за стеклами тёмных очков и зыркнул на спящего на пассажирском сиденье Азирафеля.

− Что ты пытаешься сделать?

− М?

− Я понимаю, что рама для велосипеда - это хорошо, но оставь Бентли в покое, что бы ты ни делал. Это нас тормозит.

− Я ничего не делаю, − просопел Азирафель и закутался в очередной клетчатый плед, от которых Кроули методично избавлялся после каждой поездки с ангелом, но которые всё равно продолжали материализовываться на стильных кожаных сидениях.

Кроули заметил в зеркале заднего вида одинокий мопед, который мчался за ними по пустой дороге. В его голове мелькнула и решила задержаться мысль, что преследователям крайне на руку агонизирующий двигатель и что, вероятно, на обладание потусторонней силой тут пытается претендовать кто-то, не знающий, с чем имеет дело. Демон недовольно хмыкнул и набрал скорость чуть выше человеческой.

Один из преследователей сделал резкое движение рукой, и от машины отлетело колесо. Не то чтобы это могло всерьез помешать Кроули, но на колесах стояли оригинальные гравированные диски 1926 года. Он тихо выругался на мертвом языке. Ангел спросил с сонным недовольством:

− Милый мой, тебе не кажется, что скорость немного... высока для такого времени суток?

Демон только зашипел и указал головой куда-то назад. Азирафель поправил очки и оглянулся.

− Боже мой. Куда они спешат, интересно?

− В Преисссподнюю!

− Серьёзно?

− Колессссо отлетело!!

− Не удивительно, если ты так несешься, − сказал ангел осуждающе и вздернул нос с чувством выполненного долга.

***


Кроули смерил людей взглядом, который обычно берегут для затопивших ваш свежий ремонт соседей. Азирафель нехотя вылез из машины в прохладную августовскую ночь, ещё не совсем понимая, из-за чего весь сыр-бор, но строго глядя на незнакомцев − на всякий случай.

Эрик ещё был весь охвачен погоней, поэтому его рука словно сама попыталась взлететь вперед и вверх, а увлеченный взгляд не отрывался от блеска чёрных дверц автомобиля, но Чарльз успел мягко коснуться его запястья, опуская вниз, затем приветливо улыбнулся. Как-никак, их целью было остановить машину, а не уничтожить.

Азирафель почувствовал симпатию к молодой паре и решил проявить навыки светской беседы, которых порядком не хватало демону. Кроули сердито осматривал Бентли, разглаживая легкими движениями пальцев покореженный металл. Ангел чинно прокашлялся:

− Доброй ночи, джентельмены.

Чарльз улыбнулся ещё слаще и поднес руку к виску. Эрик коротко кивнул. Пожалуй, в установлении контакта с новыми знакомыми дар Чарльза был полезнее, чем его собственный.

Повисла неловкая пауза. Молодой человек все ещё держался за висок и выглядел растерянно, и Азирафель решил помочь ему:

− Темно нынче, не правда ли?

Чарльз хмурился и усиленно дышал носом, напряженно вглядываясь в удивленное лицо ангела. Эрик снова кивнул, потому что сказать было нечего.

− Эм, а что пытается сделать ваш друг?

Откуда-то из-за машины донесся голос демона:

− Прочесть твои мысли, предссставь себе.

Азирафель всегда считал, что сверхспособности смертных по большей части вызваны пристрастием к необычным грибам, но ему польстило такое внимание и упорство. Кроме того, он давно не практиковал собственные таланты в передаче мыслей и образов. Ангел осторожно соединился с человеческим сознанием, наигрывая про себя шестую симфонию Моцарта, и, хотя партия левой руки шла слабо, остался крайне доволен собой.

Кроули в это время с тихими ругательствами доставал из канавы израненный автомобильный диск.

− Спросси, зачем его приятель оторвал колесо!

Чарльз закатил глаза, с едва слышным вскриком задрожал и резко замер, как тонкая струна, по которой ударили и сразу зажали пальцами. Эрику стало очень не по себе, он схватил телепата за плечо, но тот не реагировал, и напряжение в нём, казалось, нарастало с каждой секундой. Глаза Леншерра загорелись, а рука взметнулась в сторону капота.

***

Представьте себе самый крупный торговый центр, который вы знаете. Мысленно поднимитесь на верхний этаж и посмотрите туда, где мимо стеклянных лифтов и эскалаторов можно видеть все нижние этажи - задумка для романтиков, самоубийц и тех, кто решил эффектно сэкономить на вентиляции и материале перекрытий. А теперь умножьте число этажей на количество звёзд на небе. И прыгайте.

То, что чувствовал Чарльз, было подобно стремительному падению сквозь залитый светом бесконечный небоскреб мимо сотен огромных экранов, на которых транслировали всю мировую историю одновременно, мириады мыслей, воспоминаний и чувств множества людей и... не совсем людей. Сперва Чарльз боролся, пытался сориентироваться и найти привычные ему, почти осязаемые образы мыслей и воспоминаний, но через какое-то время забыл, кто он и зачем он здесь, став лишь тенью с широко распахнутыми глазами, неудержимо летя вниз, как подстреленная птица. Его тело встречало неторопливые волны классической музыки, пружинящие, как желе, звонкие, как роса, обволакивающие, но не замедляющие падения ни на йоту.

Спустя вечность в воздухе раздалось не имеющее звука, но осязаемое движение крыльев и виноватое "О Боже праведный, что-то пошло не так".

Телепат судорожно вдохнул и открыл глаза. Единственное, что он почувствовал - он уже не падает, но больше ничего понять и даже ощутить не мог. Чарльз хотел сбежать, но забыл, как и куда. Он не слышал, как к нему обращаются:

Айяйяй, Господи, как неловко получилось! Мальчик мой! Всё хорошо?

Это был не вопрос, а утверждение. Пылающий разум мутанта щедро полили обезболивающим, а затем подули на раненное место, поцеловали в макушку и дали мороженого.

И он действительно уже не падал, а сидел в мягком кресле, окруженный приглушенным светом, тихой музыкой и лёгким ароматом корицы. Это было похоже на старомодное кафе, старомодное настолько, что ещё библейские пророки могли вспоминать, как же славно тут было в прежние времена. Наконец Чарльз смог рассмотреть своего спасителя: напротив в таком же кресле сидел сияющий мягким светом человек с нежными огромными крыльями, размером каждое с кресло, которые при этом мягко спускались мимо подлокотников и выглядели вполне естественно. Одеяние было похоже на сложный халат из то ли замшевой, то ли кашемировой бежевой ткани, мягкость которой казалась ощутимой даже без прикосновения. Обладатель одеяния смотрел на гостя со страшно сконфуженным видом:

Зачем же тебя туда понесло, милый!.. Кхм. Понравился Моцарт?

Ужас, только что наполнявший всё естество профессора, был сметен лавиной искреннего восторга от совершенно нового опыта. Чарльз всегда мечтал пообщаться с другими телепатами, у него скопилась масса идей и вопросов, но единственной краткой встречей пока что было столкновение с телепатом из команды Шоу, встреча, которая вовсе не располагала к обоюдному обмену опытом. Вопросы строились в голове Чарльза, как пункты огромной схемы, постоянно перечеркивая один другой, соединяясь новыми смысловыми связями и меняя статус важности так быстро, что выбрать сразу было сложно. Как возможно хранить в памяти всю историю земли? И откуда она в этой памяти? Почему крылья? Почему... Очевидно, мутация, но...

Азирафель сделал из звучащих вполне явственно логических построений вывод, что достаточно восстановил ясность ума и физическое здоровье юноши и тому пора уже уйти со стертой памятью и чувством неисповедимой благодати (этого добра у ангела было навалом, а вот желания общаться хватало ненадолго). Но всё же такое восхищение его персоной и мемуарами очень понравилось ангелу. Он уже устроился поудобнее и хотел спросить, что такое "мутация", когда в его мысли ворвался знакомый уже шесть тысяч лет голос, спрашивающий, долго ли они ещё тут будут торчать.

Чарльз вылетел в своё тело − уставшие ноги подкосились, реальный мир ударил по всем шести чувствам. Его встретили прохладный западный ветер, покой черной августовской ночи и лежащий у его ног...

− Эрик? Эрик, нет!

Азирафель ахнул.

− Я что-то пропустил?

Кроули вздохнул и закатил глаза.

− Просто поехали.

Азирафель оглянулся на окликнувшего его Чарльза, укоризненно посмотрел на Кроули, на бездыханного Эрика и снова на Кроули. Кроули сердито посмотрел на медленно затягивающуюся царапину на машине, на Эрика и снова на царапину. Ангел сочувственно вздохнул, но поджал губы и склонил голову набок, поблескивая очками. Демон обреченно махнул рукой.

***

Эрик окончательно пришёл в себя только в машине. Он судорожно втянул носом воздух и резко вскочил, стукнувшись головой о кожаную обивку салона. В зеркало заднего вида за ним крайне неодобрительно наблюдали сквозь тёмные очки. Мутант повернулся к Чарльзу - тот сидел рядом на заднем сиденье, но его неподвижность, закрытые глаза и лёгкая улыбка убедили Эрика, что друг всё ещё в опасности. Леншерр сжал кулаки и через долю секунды машина бы снова пострадала, но тут Чарльз, потягиваясь, приподнял голову и, как ни в чём не бывало, посмотрел на него. В душе Эрика что-то разжалось. Профессор улыбнулся.

− Как ты себя чувствуешь? Не волнуйся, всё в абсолютном порядке. Мы сейчас едем в гостиницу, там обсудим план дальнейших действий. Это Азирафель и Кроули, мутанты, которые...

Дальше Эрик слушал не особенно. Он был поражён тем, как легко Чарльз доверил свою и его жизнь совершенно незнакомым, крайне опасным людям, при этом беря на себя контроль за ситуацией и право решать. Это было такое ребячество, от которого до предательства один шаг. Эрик спрашивал себя, как он мог положиться на такого ненадёжного, такого мягкого, доброго... Было ли это вообще его добровольным решением? Да... Да. Но зачем? Все эти мысли с горечью пробуждения пронеслись в его голове, когда он смотрел на друга, за которого чуть не умер - или умер? - и который с таким же восторгом, с которым смотрел на полёт мотоцикла на парковке, поехал с какими-то... Хватит.

Фоном играла увертюра Баха "Show must go on". В глазах Эрика что-то блеснуло и мрачно погасло.

***

Чарльз опять перебил Азирафеля:

− Называйте это, как хотите, но вы мутанты, и мутанты с очень сложным набором измененных генов.

Ангел закатил глаза и налил себе ещё, бормоча, что если уж говорить о двухголовых гусях, телепатии и ангелах, то что-то тут явно лишнее. Эрик спокойно и сосредоточенно смотрел в свой бокал. Кроули лежал на кресле, зелёном то ли изначально, то ли от населивших его экзотических форм жизни, и болтал ногой. Телепат был полон радостного возбуждения и уже порядком пьян, но говорил всё ещё связно и выразительно:

− Это удивительное явление, удивительное и прекрасное! Вы представляете, какую пользу вы можете принести человечеству! Особенно если найдёте этого... Антихриста?

Ангел сдавленно засмеялся:

− Воистину, мальчик мой!

Кроули снисходительно посмотрел на них и лениво опустил раздвоенный язык в вино. Компания сидела на втором этаже замшелой гостиницы “Райский уголок”, в гостиной, чья замшелость достигла таких глубин, что уже отдавала каким-то шармом. Демон сумел расслабиться и представлял, как славно выспится в этой уютной дыре, как не раньше полудня поедет домой, польёт цветы и, возможно, испепелит в воспитательных целях то нахальное алоэ, а потом... после хорошего обеда и найти Антихриста будет проще простого. Воодушевление этих двоих немного успокаивало его. Кроули скосил взгляд на маньяка, который не так давно пытался разнести его машину. Тот выглядел холодно и спокойно, почти расслабленно, но у демонов был нюх на таких людей. Гнев, возможно, праведный изначально, скопился в этой душе, перебродил и теперь неопрятно растекался по комнате, отделяя смертного от окружающего мира. А жаль, мир был не так плох. И ему недолго оставалось существовать. Демон сделал ещё глоток шардоне.

− В твоей памяти я видел, − Чарльз коснулся обоих висков пальцами, с дрожью прикрывая глаза, словно в экстазе, − массу доказательств тому, что ты древний мутант! Это переворачивает... Нет, это как раз доказывает все теории о мутации!

− Мы всё ещё говорим о двухголовых гусях?..

Эрик слушал очередной виток прерываемой смехом дискуссии, которая обрастала всё новыми и новыми подробностями не только о гусях, но и о ЦРУ и их миссии, и, сделав последнюю попытку достучаться до здравого смысла Чарльза, решил, что пора воспользоваться телепатией. Он понятия не имел, как это работает, поэтому просто уставился на не в меру общительного друга, агрессивно повторяя про себя: "ЧАРЛЬЗ. ЧАРЛЬЗ. ЧАРЛЬЗ."

Сначала на него посмотрел блондин в золотистых очках и смущенно заулыбался, переглянувшись с телепатом. Потом в голове Леншерра зазвучала какая-то музыка и быстро оборвалась, словно захлопнули дверь. Ей на смену пришёл пьяный, но вполне адекватный заговорщицкий шёпот профессора:

− Эрик, слушай меня внимательно, это очень древние и удивительно... религиозные мутанты, но важно то, что они дружелюбны, а их возможности огромны. Если Антихрист не согласится с нами идти и начнет атаковать, то только с такой поддержкой можно уравнять силы.

И опять это звучало неожиданно разумно. Разумно, но так неправильно.

− Эрик, ты понял меня? Эрик?

− Да. да.


***


Мопед легко выскользнул из крепежей на крыше автомобиля и прыгнул на асфальт. Эрик невидящим взглядом посмотрел на спящую гостиницу, уверенно сел за руль и, быстро набирая скорость, помчался в направлении городка по сырой от росы дороге. По левую сторону мелькали ветвистые деревья, справа пролетали светлые домики. Леншерр, погружённый в свои мысли, не замечал ни вакханалии садов, которые неистово сливались в зелёные полянки, ни дорожек, вымощенных мелкими пёстрыми камушками, ни красоты туманного рассвета.

Итак, Шоу он упустил. Через сравнительно короткое, но достаточное для перелёта в Англию время обнаруживается настолько могущественный мутант, что его можно засечь из Америки. Конечно, все пытались его разубедить… Но ведь известно, что Шоу недоступен для телепатии. Так называемый Антихрист тоже. Леншерр кивнул сам себе. Кто стал бы тут спорить?

Эрик легко вздохнул. Он хорошо относился к Чарльзу, который, пожалуй, единственный во всем мире был на его стороне. Но профессор был слишком принципиален, наивен - и неправ. К счастью, долго ждать, пока пьяный телепат уснет, не пришлось. Как только бесконечный вечер дружбы мутантов и библейских существ закончился, и сытый по горло происходящим Эрик довёл-таки Чарльза до их номера, профессор сонно-восхищенно пробормотал что-то жизнеутверждающее, снял один ботинок и рухнул на кровать. В тот же момент Эрику почудилось появившееся из ниоткуда ощущение неловкого поцелуя в щеку, но оно моментально рассеялось, а Чарльз уже крепко и безмятежно спал. На его губах блуждала улыбка. Леншерр, сам того не замечая, улыбнулся этому воспоминанию, но скорость не сбавил.

В отсыревшей от тумана водолазке становилось зябковато. Ничего - в городке точно будет что-нибудь согревающее, а за поиском горячих напитков можно выяснить, не видел ли кто из местных чего-то странного в последнее время. Малейшая деталь могла указывать на присутствие мутанта: любые необъяснимые поступки, неожиданные явления. Нужно было быть начеку. Не отрывая взгляда от дороги, Леншерр взмахнул рукой, чтобы убрать со своего пути летающую тарелку, и, не сбавляя хода, помчался дальше. Округлый металлический предмет чуть больше автобуса взмыл над асфальтом, проплыл в сторону и тяжело опустился на траву у зелёной изгороди. Некто, внимательно следивший за полетом, остался недоволен тем, что Эрик так быстро уехал и не объяснил свой фокус.

Когда Леншерр резко обернулся, никакой тарелки за его спиной уже не было. Он потряс головой.

Но не успел он проехать и десятка метров, как заметил, что проезжает мимо той же изгороди навстречу той же тарелке, рядом с которой стоял худенький светловолосый мальчик в светло-серой футболке и рваных джинсах. Мальчику было на вид лет десять-двенадцать. Он держал за руль велосипед и с интересом смотрел на Эрика. Тот притормозил и оглянулся ещё раз. Дорога позади него была прямой, абсолютно пустой, а он просто... вернулся, не сворачивая с пути, на то же самое место, где был минуту назад. Мутант нахмурился и недоверчиво посмотрел на ребёнка:

− Как ты это сделал?

− Не знаю, − спокойно ответил мальчик, с интересом глядя то на тарелку, то на Эрика, − я захотел, чтобы ты вернулся. А ты как это сделал?

− Что?

− Ты передвинул рукой корабль. Как в комиксах.

Эрик молча рассматривал мальчика. Может ли это быть тот самый мощный мутант? Молчание ребёнка меж тем становилось очень требовательным, и мужчина спросил глухим голосом:

− В каких комиксах?

− Про супермена. Я ещё видел такое телешоу...

− Шоу? − машинально повторил Леншерр, глядя куда-то сквозь мальчика. В голове роились вопросы, отчаянные, абсурдные, идущие в одном направлении: "Где Шоу!"
Ребёнок пытливо смотрел на него ясными глазами, словно искал в лице Эрика ответ: что же мешает ему спокойно обсудить супермена. Мальчик посерьёзнел:

− Сейчас.

Эрику стало не по себе. Ему показалось, что очень издалека в его сознание доносится крик Чарльза, но Леншерр моргнул и наваждение исчезло. На этот раз он был один. Меж тем лицо маленького мутанта просияло, и он посмотрел куда-то позади Эрика. Тот резко обернулся, глядя на закручивающиеся вихри тумана.

***

Робкие солнечные лучи наконец пробились через старые тюлевые занавески, аккуратно перелезли на некогда белоснежную двуспальную кровать и принялись настойчиво светить Чарльзу в лицо. Он недовольно морщился и утыкался в подушку, но к неожиданно быстро наступившему рассвету добавилась страшная жажда и головная боль. В пустой голове носилось насмешливое “Никогда не пытайся пре… перепе… перепить ангела, мальчик мой” и с гулом отскакивало от стенок. Чарльз наконец оторвал взлохмаченную голову от подушки и начал медленно вспоминать, где находится. И что рядом должен был кто-то лежать. Профессор обвёл взглядом комнату и, поморщившись от напряжения, приложил пальцы к виску. Тишина. Телепат уставился перед собой остекленевшим взглядом, стремительно трезвея.

В гостиной обнаружился графин с водой. За пылью на настенных часах можно было различить половину седьмого. Чарльз пил порывистыми глотками и лихорадочно соображал. Никогда ещё похмелье не мешало слышать чужие мысли. Если только Эрик давно уже не покинул гостиницу...

Чарльз начал прочёсывать окрестности всё дальше и дальше, вернувшись в номер и между делом разыскивая глазами второй ботинок. Вдруг ему удалось уцепиться за мысли Эрика. В потоке сосредоточенных размышлений о Шоу всплыла и мелькнула летающая тарелка. Чарльз охнул и зажмурился изо всех сил:

− Эрик! Ты слышишь меня? Эрик, ответь! Прошу тебя!

Сердце Чарльза замерло. Эрик его не слышал.

Спустя минуту Ксавьер уже убеждал Азирафеля разбудить дремлющее зло в виде Кроули и скорее ехать спасать одного упрямого мутанта.

Поначалу ангел был настроен скептически. Да, его глазам предстал мальчик подходящего возраста, но летающие тарелки − не признак Антихриста. По канону были только летающие лягушки, тут сложно ошибиться.

***

Шоу прикасался к гладкой поверхности реактора – не спеша, наслаждаясь легчайшим покалыванием в подушечках пальцев. Люди изображают атомную энергию то зеленым, то голубым цветом, но это чушь. Она была чиста, невидима, прозрачна, как смерть. Это был идеал, в котором хотелось раствориться навсегда. Шоу сжал реактор ладонями и в упоении закрыл глаза.

Открыл он их уже в Нижнем Тадфилде.

Эрик среагировал моментально. Велосипед вырвался из рук мальчика и, сделав в воздухе горизонтальное сальто, начал раскручиваться со страшной силой, готовясь рассечь кому-то шею, но тут же раздался недовольный детский голос:

− Эй! Что ты делаешь?

Велосипед замер и вернулся на место. Маленький мутант смотрел на Эрика с разочарованием:

− Не трогай мой велик. Хочешь сказать, ты ради этого мечтал с ним встретиться?

В глазах Леншерра заблестело безумие. Он хотел бы сделать рывок и задушить Шоу голыми руками, но не мог даже пошевелиться. Паника и бесконтрольный гнев охватили его ещё сильнее, когда Шоу, быстро оправившись от удивления, неспешно подошёл поближе.

Себастьян Шоу не стал бы тем, кем он стал, если бы не умел тут же ориентироваться в новой обстановке и занимать психологически сильную позицию. Налицо была телепортация, для которой кто-то здесь затратил огромное количество... энергии. Мутант хищно посмотрел на старого знакомого и на нового и, видимо, талантливого мальчика.

Его медовый голос как кислота проедал сознание Эрика.

− Ты соскучился по мне, Эрик, это приятно. Я тоже часто думал о тебе. Ты позвал меня, чтобы показать своего сынишку? Как тебя зовут, малыш?

Адам коротко ответил и недовольно фыркнул, исподлобья глядя на незнакомого мужика в белом костюме, коричневом шлеме и с мерцающей штуковиной в руках:

− Что это?

− Ядерный реактор, − улыбнулся Шоу, смакуя величие этих простых слов.

Мальчик сморщил нос.

− Какой-то он маленький у вас.

Шоу почувствовал себя неловко. Адам продолжил строго:

− И они очень вредны для окружающей среды.

Мутант понимающе закивал со скорбным видом.

− Ты хороший мальчик, Адам. Конечно, мы должны заботиться об окружающей среде, и я сам часто об этом думаю. Мы можем помогать природе вместе. Ты ведь необычный мальчик, верно? Покажешь мне, что ты умеешь?

Мальчик смотрел на него всё строже с каждой минутой. Шоу с удивлением и радостью ощутил сладкое чувство насыщения мощью просто от этого взгляда. Адам склонил голову набок и скрестил руки на груди:

− А ты сам что умеешь?

Шоу посмотрел по сторонам. Похоже, ураган на ладони будет маловат, чтобы впечатлить такого ребёнка. Холодно улыбаясь, мутант изящно протянул руку в сторону металлического борта летающей тарелки и выпустил из пальцев полыхающий поток энергии. На гладком металле стали выжигаться каллиграфические буквы: "Адам".

Леншерр чувствовал себя как в страшном сне. Перед его глазами шёл навстречу погибели ещё один ребёнок, а он не мог сделать ровным счётом ничего. Кроме… Конечно, шансы, что это сработает, были малы, может быть, один на миллион. Эрик закрыл глаза. "ЧАРЛЬЗ. ЧАРЛЬЗ. ЧАРЛЬЗ".

К немалому удивлению Шоу, под буквами обозначился ровный прямоугольный люк, который начал медленно открываться. Адам восхищённо ахнул. Шоу сделал вид, что так и было задумано, и с мягкой улыбкой повернулся к мальчику.

– А теперь твоя очередь, Адам. Покажи мне, что ты умеешь?

Ребёнок не обращал на него внимания и с победным видом смотрел на что-то за спиной мутанта.

– А я говорил, что они существуют! Я знал! Пеппер обалдеет!

Тень недовольства скользнула по лицу Шоу. Он нехотя обернулся. И чуть не выронил реактор. Усталыми огромными глазами на него смотрело существо в скафандре. Оно было похоже на небольшого космонавта с головой мультяшной лягушки. В руке существа незаметно появился блокнот.

– Приветствую, сэр, мэм или бесполая особь. Ну, что. Нарушаем?

Прежде, чем Шоу успел ответить, инопланетянин начал, не глядя уже на него, делать у себя какие-то пометки, показывая всем своим видом, что слишком стар для этого дерьма.

– Это ваша планета?

Шоу с могильно мрачным видом кивнул, не зная, как реагировать. Адам, сияя, подошёл вплотную к инопланетянину. Они были почти одного роста.

– Ты инопланетянин, да? У тебя есть телепорт? А огромные лазерные пушки? Ты пришёл передать послание о мире?

Оставшиеся на корабле инопланетяне на секунду удивились появлению в маленьком спальном отсеке огромных лазерных пушек, вызванных в мир бурной фантазией Антихриста, однако реальность быстро покорилась его воле, и инопланетяне согласились, что для декора отсека такая штука – это, в общем, даже симпатично.

– …Да, сэр, мэм или бесполая особь. Но, кхм, сначала решим некоторые вопросы. Вам известно, какой уровень радиации максимально допустим для планет вашей категории?

Инопланетянин потянулся к реактору. Шоу нервничал, и ему был нужен только повод. Он набрал в руку как можно больше энергии и резким движением выпустил её.

***

После долгих уговоров – сначала Кроули, потом двигателя – машина завелась и они поехали, повинуясь интуиции, нитям ауры и тому, что дорога была только одна. Чарльз напряжённо пытался определить, насколько далеко находится Эрик, но казалось, что само пространство искажается в том месте. Телепат проклинал себя за неосмотрительность, ведь можно было бы проследить ход мыслей Эрика ещё вчера, чтобы предостеречь его, защитить… Азирафель прервал этот сеанс самобичевания, в который раз поворачиваясь к Чарльзу и спрашивая со смесью деловитой заботы и любопытства:

– Ну, что там?

Чарльз сосредоточился, нахмурился, а потом его глаза расширились от удивления и он начал нервно смеяться:

– Насколько я понимаю, инопланетяне.

Ангел поправил очки, с укором посмотрел на мутанта и авторитетно заметил:

− Инопланетян не бывает, мальчик мой. Это фантастика.

Чарльз начал объяснять ситуацию. Кроули мрачно смотрел на дорогу и размышлял, что Шоу и Эрик – одного поля ягоды и от мутации до порчи чужого транспорта один шаг. Вдруг телепат испуганно ахнул. И снова заулыбался.

– Невероятно, послушайте, у этих существ есть устройства, блокирующие... преобразующие атомную энергию, они разоружили Шоу, когда он попытался их атаковать. И, кажется, собираются выписать ему межгалактический штраф.

– Подумать только! Какая сознательная аномалия! – воскликнул ангел.

− Теперь они взяли анализ почвы... и пнули Эрика в коленку.

Кроули хмыкнул:

− О, как я их понимаю.

Телепат нахмурился.

− Шоу искушает Адама. Предлагает мировое господство.

− Если этот мальчик правда Антихрист, то Шоу уже опоздал, милый мой...

В этот момент Адам внимательно посмотрел на неподвижного Леншерра, словно что-то заметил. Ребёнок подошёл поближе. У телепата возникло странное чувство.

«А почему вас двое в одной голове? Это неудобно».

Чарльз ахнул и тут же исчез. Спустя какое-то время Кроули посмотрел на освободившееся заднее сиденье и небрежно заметил:

− Он мог сделать так сразу и не будить нас, тебе не кажется?

***

Совершенно неожиданно для себя Чарльз упал на спину с высоты автомобильного сиденья на гравий между Адамом и Эриком. Он всё ещё был связан со своим другом, поэтому ощутил всплеск его радости и новый приступ тревоги. Шоу, хотя и был лишён своего энергетического заряда, представлял серьёзную угрозу, потому что уже подбирался к другому источнику энергии – маленькому и светловолосому, в рваных джинсах и с невероятными силами. Пора было отобрать у него инициативу. Чарльз встал и подбадривающе коснулся руки Эрика, а затем повернулся к Адаму. Действовать надо было быстро.

– Адам, что бы там ни было, пожалуйста, не слушай этого человека, он не тот, кем кажется. Можно... я покажу тебе?

По спокойно заинтересованному выражению лица ребёнка было видно, что среди троих взрослых именно он контролирует происходящее, и оно ещё происходит только потому, что пока ему не надоело. Он требовательно посмотрел светлыми глазами на Чарльза:

– Как покажешь?

В телепате всё сжалось при мысли о том, что сейчас он проникнет в голову Антихриста, но это была секундная слабость. На кону стояло слишком много. Он сделал глубокий вдох, зажмурился, но… ничего плохого не случилось, его мягко встретили обычные детские мысли, тёплые воспоминания, мир комиксов, ковбоев, инопланетян и велосипедов. Чарльз улыбнулся и с грустным вздохом передал ему картины из памяти Эрика, из тех времён, когда тот был таким же мальчиком.

Шоу с прохладным интересом наблюдал за происходящим. В его голове медленно складывался план: мальчик перенесёт сюда Азазеля, и тогда ситуация снова вернётся под его контроль. Мутант держался за эту мысль и с величественным терпением дожидался конца непонятной ему немой сцены.

На глазах Чарльза выступили слёзы. Адам не плакал. Незаметно вокруг повисла гробовая тишина, даже ветер замер. Мальчик резко посмотрел на Шоу, и его глаза горели гневом. Он заговорил, произнося слова чётко, спокойно и почти тихо, но в тишине детский голос отдавался тяжёлыми громовыми раскатами:

–Ты просто злодей из комиксов. Ты ненастоящий. Таких не должно быть в моем мире.

Шоу хотел криво улыбнуться, но мир уже подстроился под решение Адама. Раздался хлопок, с которым воздух стремительно заполнил пространство объёмом с высокого мужчину. В траву что-то упало. И снова зазвучала жизнь, зазвенели птичьи голоса, вернулось дыхание ветра. Эрик вздохнул и начал разминать уставшие от долгого напряжения мышцы.

Адам подобрал с травы белую пластмассовую фигурку суперзлодея в крохотном коричневом шлеме. Задумчиво взглянул на неё и протянул Леншерру. Мутант машинально сжал игрушку в кулаке. Мальчик заглянул ему в глаза, улыбнулся и пошёл к своему велосипеду.

− С вами было здорово, но мне пора. Хочу скорее всё рассказать ребятам!

Чарльз опомнился:

− Подожди, Адам! Послушай, а ты не хочешь с нами? В Америку? Мы хотим собрать команду...

− У меня уже есть команда, − с чувством собственного достоинства произнёс мальчик. Велосипед подребезжал по дорожке вглубь Тадфилда.

Эрик смотрел на небрежно раскрашенную пластмассовую копию своего мучителя и не смел пошевелиться. Он столько раз представлял, как убивает Шоу, что это стало его стержнем, но неожиданно прежним фантазиям стало не за что ухватиться. Он не убил Шоу. Его просто больше не существовало, и это было до абсурда правильно. У него было звенящее чувство нереальности происходящего, подступающей радости оттого, что из души словно вытащили занозу, и при том неверие в эту радость. Чарльз мягко взял у него из рук фигурку, улыбнулся и посмотрел с лукавым видом.

− Теперь можно без проблем доставить его в ЦРУ. Мы справились, друг мой, да ещё и сэкономим ему на билете.

Эрик посмотрел на фигурку, на улыбающегося Чарльза и начал смеяться. Телепат сам еле удерживался от того, чтобы ущипнуть себя за руку, а потом мгновенно упасть в обморок от всего пережитого, но видеть Эрика таким было слишком большим счастьем, чтобы так глупо его пропустить.

***

Кроули и Азирафель уже плюнули на проклятых мутантов и ехали досыпать в Лондон. Демон поглядывал на очередной плед, под которым уютно свернулся ангел, на этот раз на заднем сиденьи, и ловил себя на мысли, что уже не так ненавидит эти безвкусные клетчатые штуки. Главное, чтобы Азирафель не начал искать тут ауру любви, а то, кажется, демон сгорел бы от стыда.
К сожалению, долго ангелу проспать не удалось, потому что под пледом обнаружилась оброненная, вероятно, кем-то из попутчиков книга. Неисповедимы книжные пути.

***

Уже залезая на мопед, Леншерр вдруг вспомнил, что они где-то потеряли шлемы. Впрочем, в шлеме уже не было необходимости. Самое страшное уже позади.

Чарльз обхватил его со спины, и Эрик снова улыбнулся.

Солнце ласкало лучами окончательно проснувшийся Тадфилд.

Начинался первый день их будущей жизни.


@темы: творчество: фанфикшен, рейтинг: G, категории: АU, x: Aziraphale/Crowley, the them: Adam, supernatural beings: Crowley, supernatural beings: Aziraphale, humans: Anathema Device, and: Bentley, категории: юмор, категории: флафф, категории: преслэш, категории: кроссоверы, категории: джен

Комментарии
2016-11-04 в 21:49 

Le Cygne de feu
и лезвие бриза скользнёт по гортани
Спасибо за историю :love:
Очень славный милый кроссовер :inlove:

2016-11-04 в 21:53 

Moist von Lipwig
#GNUTerryPratchett || Ты хуже дьявола, минорит. Ты шут. ©
Le Cygne de feu, спасибо большое! :red:

   

Добрые предзнаменования

главная