Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
00:04 

Da Capo Aria

Nordream
...я так не могу, надену свою шляпу, в Бразилию уйду!
Da Capo Aria

Автор: lady_oneiros
Переводчик: Nordream
Фэндом: Good Omens
Герои: Азирафаил, Бог, Смерть, Кроули, Люцифер, Мор
Рейтинг: PG-13
Саммари: на один день Азирафаил занимает место Смерти.
От переводчика: огромное спасибо Aerdin за то, что посватала мне этот рассказ, и Таше за неоценимую помощь в переводе, чтоб я без тебя делал*)

Разрешения на перевод и размещение у меня нет. Честно спросил, но автор пока не ответил.
Оригинал здесь.


1. Siciliana

Возможно, Сицилиана произошла от сицилийского пастушьего танца или песни, в конце 17 века она ассоциировалась с пасторальной музыкой, особенно в канун Рождества. Обычно Сицилиана обладала сложным, четким и медленным ритмом и - иногда - была печальна по настроению.

+ + +

Кто-то сделал снежных ангелов. Они не были расставлены в каком-то определенном порядке, скорее их просто слепили там, где смогли найти ровную площадку с глубоким, нетронутым снегом. Некоторые ангелы были идеальны по форме, тогда как остальные были кривыми и неровными, точно их создатель поспешил с ними закончить и перейти к следующим. Цепочки следов, пересекаясь друг с другом, змеились вокруг ангелов, точно причудливый узор, и высокие сосны хранили их от падающего снега. Азирафаил, сидевший на качелях, наклонился, чтобы зачерпнуть свежего снега. Слишком сухой - это большое разочарование для того, кто хочет слепить снежок.

Азирафаил просеял снег сквозь пальцы и снова надел шерстяную перчатку. Он выпрямился, усевшись поудобнее на черном пластиковом сидении, и обхватил ладонями цепи, на которых висели качели. Уже было поздно, и становилось все холоднее, но Азирафаил давно обнаружил за своим человеческим телом склонность к блужданиям, причем без консультации с ним самим. Именно поэтому он ни раз обнаруживал себя в какой-нибудь глуши на проселочной дороге среди яблонь, на побережье или в кафе, в котором до этого даже и не слышал. А еще потому что он чувствовал себя потом странно обновленным, как будто эти прогулки были ему необходимы, Азирафаил умел смеяться над собой и не задавать лишних вопросов - даже когда его человеческое воплощение с удовольствием сидело в пустом детском парке, который укрывали сумерки, спускающиеся с тяжелого неба. Он болтал ногами, раскачивая качели.

- Мне кажется, что они грустят.

Ноги Азирафаила прекратили отталкиваться от земли, а руки его обхватили цепи. Он выдохнул - перед ним повисло облачко пара.

- Ангелы выглядят несколько депрессивными, не так ли? - голос с легким акцентом истинного британца был мягок, невысокий тембр и нотка меланхолии - голос в си-миноре.

Азирафаил медленно повернул голову и глянул через плечо, смесь радости, благоговения и страха туго скрутила его живот. На соседних качелях сидел мужчина, чьи волосы были цвета темного меда, на вид он был не старше 25, и, несмотря на холод, одет он был довольно легко. Бежевое замшевое пальто было накинуто на светлую водолазку, заправленную за пояс брюк цвета хаки. На руках его были перчатки, а ногах - сапоги, и то, и другое - из белой кожи. Он улыбнулся так, как бы мог сделать это октябрь (если бы, конечно, у него была улыбка) - скупо и печально - и поднял свои серые, точно океан, глаза, встречаясь с Азирафаилом взглядом. Его зрачки не были черны, скорее они состояли из нескольких оттенков зеленого несколько темнее радужки.

- Мой Бог, - шепнул Азирафаил. Ему нужно было встать, пасть на колени, поклониться - хоть что-то, чтобы выказать свое уважение, но его тело замерло, отказываясь подчиняться, он застыл в нерешительности, не имея ни малейшего представления, что делать с этой неожиданностью, не вписывающейся в обычный ход вещей. Улыбка Бога стала шире, а в уголках глаз разбежались легкие лучики морщинок.

- Здравствуй, Азирафаил. Так приятно увидеть тебя этим чудным вечером. Как ты?

Страхи вперемешку с дикими идеями вспыхнули в разуме Азирафаила. Его отзывают обратно на Небеса? Изгоняют? Бог хочет поговорить с ним. До сего момента Азирафаил видел Бога в человеческом обличии 6 раз, и всегда это было прелюдией к очередной катастрофе.

- Устал, - ответил он, прежде чем успел подумать, но тут же поправился, - Все хорошо.

- Тебе и правда не стоит так мучить свое тело, - Бог сокрушенно качнул головой, - То, что тебе не нужно спать, совсем не значит, что сон тебе повредит.

Он поднялся с качелей и встал прямо перед Азирафаилом, который не мог вымолвить ни слова, не зная, что можно ответить на такое замечание из уст Бога. Но сказать он ничего не успел - Бог, до этого рассматривавший его несколько долгих мгновений, вдруг наклонился и заключил его в крепкие объятия.

- Я знаю, ты солгал, ничего у тебя не хорошо. Чем я могу помочь?

Азирафаил медлил с ответом, а потом сказал то, чего совсем не ожидал.

- Прости меня.

- За что? - тихо спросил Бог. Азирафаил опустил глаза, вина слишком давила.

- За то, что пошел против приказов. Но... я не мог иначе, не мог позволить этим людям погибнуть.

Он замер, ожидая ответа, но его не последовало, тогда он набрался смелости и поднял взгляд. На лице Бога не проскользнуло ни единой мысли или эмоции. Он был прекрасен, ничто в облике не было лишним, но он выглядел будто бы чужим здесь, точно этот мир оказался недостаточно силен или же слишком бесцветен, чтобы выдержать его. Казалось, что иголки на ветвях сосен повернулись в его сторону, земля под ногами прогнулась, а снег стал падать как-то иначе.

- У меня есть к тебе просьба, - проговорил наконец Бог, озадачив из без того шокированного Азирафаила, - Последнее время все так заняты, единственный, кто постоянно приходит ко мне - это Михаил, но и у него бывают неотложные дела. Так что я решил посвящать каждому ангелу один день, в общем-то, все хорошо, у меня получается, но кое с чем мне нужна твоя помощь.

- Какая?

- Мне нужно, чтобы ты взял на себя некоторые обязанности. Работа не слишком сложна, но ее необходимо выполнять, а я бы не хотел пропустить этого ангела... Ты возьмешься?

- Что за обязанности?

- Ты должен занять место Азраила.

Краски покинули лицо ангела. Азраил. Смерть. Ведь Бог же не может хотеть, чтобы он...

- Всего на день! 24 часа. Ты можешь сказать "нет", конечно же, - великодушно сказал Бог, но его тон явственно перечил словам, - но мне бы этого не хотелось.

Азирафаил открыл рот, силясь сказать хоть что-то и все еще надеясь, что ему послышалось.

- Пожалуйста, Азирафаил. Это так необходимо. Конечно, есть и другие способы, но этот проще и быстрее всего.

- Но почему я... - он смог остановить себя, прежде чем закончил предложение, и сжал губы поплотнее, удивляясь про себя, как вообще такой вопрос пришел ему в голову. Он перевел дыхание и начал заново, - Но, может быть, кто-то смог бы лучше справиться с этим?

Легкая волна недовольства, точно рябь, прошлась по лицу Бога, но он мгновенно исправился, улыбнувшись столь лучезарно, что ангел не успел ничего заметить.

- Нет, Уриил только испортит все. Ты согласен?

- Я поступлю так, как требует Господь, - шепнул Азирафаил заученную фразу, чувствуя, что сознание вполне может его покинут, но упорно повторяя про себя: "Божественный план не подвергается сомнению..."

- Чудесно! - просиял Бог, - Я прибуду завтра днем в твой магазин. Готовься.

Бог направился было в сторону плотно растущих сосен, но Азирафаил окликнул его.

- Это и есть мое наказание?

- Наказание? - Господь остановился, но не обернулся, похоже, вопрос заставил его задуматься. Азирафаил ждал, его руки тряслись, и он, испытывая замешательство, спрятал их в карманах пальто, - Ты пробыл на земле слишком долго. Ты знаешь людей и, что важнее, ты знаешь, что у них в сердцах. Ты заботишься о них, так что... они отнесутся к тебе так же. Ты правильно поступил.

Закончив, он исчез, оставив Азирафаила, который осознал, наконец, ситуацию и сейчас пребывал в некоторой панике. Бог всегда был поклонником контрапассо (1), и ангел мог поспорить, что будущее его еще удивит. Как было сказано, это не наказание, но предложенная ему должность Азраила после того, как он помог Антихристу спасти мир от разрушения... Азирафаилу в голову не приходило, чем еще это может быть, если не наказанием.

Ночь становилась все холоднее.

(1) В "Божественная комедия" Данте грешные души испытывали муки в соответствии с теми грехами, которые они совершили при жизни. Это и есть контрапассо.


2. Col Legno

Legno в переводе с итальянского значит "дерево", это слово входит в известное выражение "col legno", обозначающее прием в игре на струнных инструментах, когда музыкант ударяет смычком по струнам. Пример col legno можно услышать в "Пляска Смерти" Камиля Сен-Санса и в "Планеты" Густава Холста.

+ + +

2:47 пополудни

Если бессмертные в чем и хороши, так это в умении ждать. А поскольку терпение - это часть ангельской природы, Азирафаилу на земле было сравнительно легко, но время никогда не тянулось так медленно для него, как сейчас, в ожидании Бога... ну, если, конечно, не считать встреч с Гавриилом. Чай успел остыть, а бутерброд с арахисовым маслом был лишь пару раз надкушен и сейчас лежал на прилавке, засыхая. Азирафаил пытался читать, но волнение было слишком сильным, поэтому ему пришлось ограничиться перелистыванием одной пьесы Шекспира - запах, шелест бумаги, ее неровность под пальцами успокаивали его.

Он раздумывал над тем, чтобы позвонить Кроули, очень уж хотелось поделиться с ним всем произошедшим, но каждый раз, когда он тянулся к телефону, что-то останавливало его. Впрочем, слово "что-то" было не совсем верным, Азирафаил знал, что именно: он не хотел впутывать Кроули, но даже если бы он сказал ему об этом, тот, как и положено любому демону, сделал бы все наоборот. И хотя не приходилось сомневаться, что Кроули желал бы находиться где угодно, но только не там, где был Бог, но его безрассудное любопытство и умение находить забавное в самых жутких ситуациях заставили бы его задержаться на минутку и хотя бы одним глазком посмотреть, что же будет. И потом, Кроули всегда умудрялся находиться не в том месте не в то время, поэтому скорее всего, он бы приехал одновременно с Богом, и Азирафаилу было бы очень сложно объяснить, что он тут делает. Тем более, что ангел никогда не был хорош в придумывании оправданий, и что-то подсказывало ему, что если он скажет, будто бы Кроули заплутал до дороге в Ад и случайно забрел к нему в магазинчик... словом, это не будет выглядеть убедительно.

Азирафаил так погрузился в раздумья, что едва не упал со стула, когда зазвенел колокольчик на двери, возвещающий о приходе покупателя. Клиенты здесь были не самыми желанными гостями, точнее, они были теми, кого здесь видеть точно не хотели, поэтому ангел, вздохнув и поправив одежду, вышел из-за стеллажей, чтобы выпроводить посетителя, но обнаружил, что дверь по-прежнему заперта.

- Прошу прощения. Я бы вошел нормальным образом, но там на углу - кучка... ммм... консервативных христиан, и когда я рядом, они всегда впадают в некоторое... возбуждение.

Бог, стоявший возле вешалки, принялся стряхивать снег со своих длинных темно-каштановых волос. На мгновение Азирафаилу показалось, что он стал старше, а еще... точно бы он сменил национальность, даже его голос изменился, приобретя легкий французский акцент. Бог стянул перчатки, обнажая бледные, тонкопалые ладони, и снял с себя пальто.

- Ужасно холодно, в этом году будет хороший урожай вишни, - поведал он и, обогнув Азирафаила, прошествовал вглубь магазина, ангелу ничего не оставалось, кроме как пойти следом, все еще пытаясь на ходу придумать хоть какую-то объективную причину, по которой он не сможет взяться на это поручение. Он уже открыл рот, но Бог, успевший взобраться на высокий прилавок и усесться там по-удобнее, прервал его.

- Ты готов? Или у тебя появились какие-то неотложные дела?

Азирафаил сморщил высокий лоб в последней попытке придумать хоть какую-то отговорку, но на ум ему ничего не пришло, и он, вздохнув, покачал головой.

- Ну вот и славно! Но прежде чем мы начнем, мне бы хотелось обсудить с тобой некоторые правила. Первое и важнейшее: с этой должностью ты повышаешься в чине, и круг твоих полномочий тоже стал шире. Как Смерть ты будешь знать даты начала и окончания жизни каждого живого существа, но я собираюсь ограничить эти знания. Они будут у тебя все эти 24 часа и не более того. Для твоего же блага, разумеется. Кроме этого, ты ни при каких обстоятельствах не должен пропускать кого бы то ни было. Если человеку пришло время умереть, ты должен его забрать. Я вложу в тебя навыки и умения, чтобы работа не была для тебя так сложна, но все равно будь внимателен. И еще, мне бы не хотелось, чтобы ты... - в этот момент Бог остановился и, смерив ангела долгим взглядом, закончил, - Впрочем, нет, это неважно, все и так будет хорошо. Вопросы?

"Да! - обреченно подумал Азирафаил, - Почему мне кажется, что ничего хорошего из этого не выйдет?"

- Я... - начал было он.

- ...боюсь, - закончил за него Бог и спрыгнул с прилавка. В этом облике он был несколько выше, чем в прошлый раз, теперь он мог смотреть Азирафаилу прямо в глаза. Господь протянул руку и погладил ангела по волосам, а потом осторожно намотал белокурую прядку на палец.

- Нет причин бояться. Я никому не позволю сделать тебе больно, ведь ты мне веришь?

Сейчас глаза Бога, как и у Азирафаила, были синими, но это синий был совсем иным. Они были цвета неба или воды, ангел засмотрелся, точно погружаясь в них, но спохватившись, понял, что не ответил.

- Да, мой Бог, - сказал он, Господь улыбнулся и, притянув его ближе, прижался к его лбу своим.

- Не переживай так, все будет хорошо.

Бог обернулся и оглядел магазин, словно ища что-то, чему полагалось быть здесь.

- А, вот ты где.

С потолка в неверном, точно пьяном полете, какой бывает только у очень легких существ, опустился мотылек, затрепетавший крыльями между богом и Азирафаилом. Господь протянул руку и поймал насекомое. Секунду побившись, мотылек успокоился, покорно замерев, и после легкой паузы, Бог сжал ладонь.

Азирафаил почувствовал, что его мир сдвинулся с места, а земля ушла из-под ног, точно кто-то выдернул у него из под ног ковер. Будучи ангелом, он мог немного управлять временем, изгибая его или, наоборот, выравнивая, если это было необходимо для чуда, но он никогда не менял его хода. Прежде он не чувствовал, как время замирает. Он ощущал, как боль скручивается в животе, а тело, точно расплавленный воск, становится безвольным, не желая ему подчиняться.

Поднявшись наконец на ноги, Азирафаил посмотрел вниз и увидел там... себя, точнее свое тело, которое уже начало остывать.

- Твое человеческое тело вряд ли выдержит то, что будет, так что я счел необходимым забрать тебя из него. Не беспокойся, как только все закончится, я верну его тебе в целости.

Азирафаил обернулся, чтобы глянуть на Бога, который стоял, странно вытянувшись, и все еще сжимал в руке мотылька. Сначала он не мог понять, отчего Господь замер, но заметил, что воздух перед ним не выглядим нормальным, он был точно покрыт рябью.

- Подожди, - сказал Бог, - Ему нужно освободиться.

Воздух, подобно занавесу в театре, разошелся, выпуская черную, как сама темнота, фигуру. Костяные пальцы легки на ладонь Бога, но крыльев мотылька не коснулись.

- Я НЕНАВИЖУ, КОГДА ТЫ ТАК ДЕЛАЕШЬ, - проговорил Смерть.

- А как иначе я мог призвать тебя? Ты не приходишь на встречи со мной.

- ТОЛЬКО НЕ НАДО ИЗОБРАЖАТЬ ВОЗМУЩЕННУЮ ДОМОХОЗЯЙКУ. ЭТО НЕ СРАБОТАЕТ.

- В таком случае, не будь таким плохим мужем, - Бог пожал плечами, - Поскольку ты так занят, я нашел решение.

- НЕУЖЕЛИ?

- У тебя выходной.

Несмотря на отсутствие у Смерти лица в полном смысле этого слова, Азирафаил мог поспорить, что на черепе проступило выражение крайнего изумления.

- И не спорь! Не волнуйся, как прекрасный работодатель, а я таковым безусловно являюсь, я нашел тебе замену.

Смерть смерил Азирафаила долгим взглядом.

- ТЫ ДУМАЕШЬ, ЧТО АНГЕЛ СПРАВИТСЯ?

Бог тоже посмотрел в его сторону, а затем кивнул.

- Да. И потом, если что-то пойдет не так, мы с тобой всегда будем рядом.

После некоторой паузы Азраил кивнул.

- ЕСЛИ НЕ ТВОЙ СЛУГА Я, ТО КТО? - проговорил он, а потом обратился к ангелу, -АЗИРАФАИЛ, СТРАЖ ВОСТОЧНЫХ ВРАТ, Я ДОЛЖЕН ПРЕДУПРЕДИТЬ ТЕБЯ. НЕ СЛУШАЙ ИХ. САМ ГОВОРИ ВСЕ, ЧТО ТЕБЕ ЗАБЛАГОРАССУДИТСЯ, НО ИХ НИКОГДА НЕ СЛУШАЙ. ИНАЧЕ ОНИ СЛОМАЮТ ТЕБЯ. И ЕЩЕ, ПОМНИ: ОНИ НЕ ПОНИМАЮТ. НИЧТО НЕ ЗАКАНЧИВАЕТСЯ.

Азирафаил глянул в сторону Бога, который, кажется, потерял всякий интерес к происходящему, но под его взглядом оживился:

- Что ж, давайте начнем. Азирафаил, иди сюда.

Ангел, дрожа от неожиданного чувства предвкушения и вполне понятного ужаса, сделал нерешительный шаг в его сторону. Ни Бог, ни Смерть не проронили ни слова, лишь молча следили за тем, как он занимает свое место в подобии треугольника. Господь положил правую ладонь на его затылок - пальцы его были холодны, почти обжигающе в тепле комнаты, - левую руку он вытянул в сторону Смерти.

- Это может немного... шокировать, - проговорил он, прежде чем закрыть глаза и исчезнуть под звуки скрипок.

+ + +

Что-то здесь было не так. Муха, уже взмахнувшая крыльями и готовая к полету, замерла в воздухе. Боль заволокла голову Азирафаила так, что сквозь нее проступала лишь одна мысль: никогда больше не пить с Кроули, никогда. Ангел сел, потирая лоб, ему чего-то не хватало... ах да, его тело не было живым.

Бог стоял в нескольких метрах от него, он привалился к книжному шкафу с литературой по философии и математике. Смерть же обнаружился невдалеке, тоже на полу.

- Ты в порядке, Азирафаил?

- Я... я чувствую себя немного странно.

- Этого следовало ожидать, но у тебя будет время, чтобы привыкнуть. Все начнется, как только ты выйдешь отсюда, и закончится завтра в три часа дня. Не беспокойся ни о чем. Удачи, мой ангел.

Все еще чувствуя шок, Азирафаил поднялся и, преодолев расстояние до двери, дотронулся до ручки.

- Я вернусь, - сказал он, ни к кому не обращаясь, и шагнул в открытую дверь. На часах было три пополудни.

- Как ты, Азраил? - Бог облегченно вздохнул, точно сбросил с плеч тяжелый груз.

- Я... - начал Смерть, замолчал, а потом продолжил, - Я не лучшая замена тому, кто тебе нужен..

- Ты справишься.


3. Bourree

Бурре - это французский двудольный танец.

+ + +

6 часов 30 минут после полудня

В течение последних недель шток-роза цвела исключительно в том колере, котором ей хотелось, и на угрозы и увещевания никак не реагировала. В принципе Кроули мог бы и спустить ей это, но остальные цветы учуяли бунтарский дух безрассудной шток-розы, и в скором времени демон мог получить настоящее восстание. Он не мог позволить этому случиться. Процесс казни провинившегося растения Кроули обычно держал в тайне, ибо это придавало событиям дополнительный драматический колорит и держало оставшихся в живых в страхе, но этот случай требовал показательного наказания. Он расставил цветы вокруг злополучной шток-розы, которая, как положено всякому приговоренному к мучениям, как раз рассказывала остальным о свободе и необходимости сбросить тиранию. И все же, это было не так уж вдохновляюще, тем более в сравнении с тем, что сделал Кроули. Он выдернул шток-розу из горшка и бросил в не так давно установленный в его квартире камин. В дымоходе он не нуждался - адский огонь так горяч и так медленен, что уничтожает все, даже собственный дым.

Довольный Кроули, расставив перепуганные цветы по местам, обернулся к камину... и впервые в жизни вскрикнул от страха. Его сердце стукнуло и остановилось, и он был очень удивлен, ощутив, как оно снова забилось после паузы, теперь куда быстрее.

Азирафаил стоял у огня, в его руке была тень погибшего цветка. Он обернулся - глаза его были так темны и глубоки, что в них не было даже отблесков пламени в камине.

- Ангел? - пробормотал Кроули, не столько обращаясь к другу, сколько спрашивая, он ли это.

- Кроули, - сказал Азирафаил, - Ты не мог бы сказать мне, какой сейчас год?

- Что?

- Секунды теперь текут как столетия. Они заканчиваются прежде, чем я успеваю подумать. Я не могу вспомнить, какой сейчас год.

- Это... эээ... 2006. Был, по крайней мере, - ответил Кроули.

Краешек губ Азирафаила задергался в подобии ухмылки, а потом ангел издал звук, похожий на всхлип, и повалился на любимое кресло Кроули, сделанное из кожи животного, которое было... крайне тяжело поймать.

Кроули, наблюдавший на зим, не пошевелился.

- Азирафаил, почему... я не чувствую тебя? Как будто ты - это кто-то другой. Ты больше похож на...

- Смерть. Я Смерть. Бог попросил меня стать им на один день.

Кроули замолчал на несколько минут, обдумывая услышанное, а потом медленно проговорил:

- Азирафаил, это лучшее, что я когда-либо слышал.

Ангел изогнул брови и наградил Кроули проверенным временем взглядом под номером 12: ты, должно быть, шутишь? И, не будучи уверенным в произведенном эффекте, добавил взгляд номер 19: если ты не шутишь, то я сдам тебя в первый же зоомагазин, который мне попадется. Обычно это заставляло Кроули отступить, но не в этот раз, вместо того, чтобы исправиться, он сделал вид, что ничего не произошло, и сел на пол перед Азирафаилом.

Ему было ужасно весело.

- И ты занимаешься этим прямо сейчас?

- Этим?

- Ну, жнешь. Не знаю, как вы это зовете на профессиональном жаргоне.

- Да, жатва никогда не прекращается.

- И как ты это делаешь?

- Кроули!

- Что? Я любопытный! Хотя нет, стой, не отвечай. Лучше начни сначала.

Азирафаил, который немного опешил от такой реакции, нахмурился.

- Наш истинный Бог и святой Отец, - начал он, мстительно игнорируя то, как вздрогнул Кроули от этих слов, - попросил меня занять место Азраила, чтобы они могли провести день вместе.

Кроули кивнул в знак понимания.

- Люцифер провернул кое-что похожее пару сотен лет назад. Только ты в этот раз получил наказание, которое пропустил даже он...

Азирафаил демонстративно уставился в окно, но демон этого не заметил. Или сделал вид, что не заметил.

- А почему ты говоришь иначе?

- Так получается, когда пытаешься говорить как бы везде и одновременно.

- Круто. Я фактически знаком с Мрачным Жнецом, - пробормотал Кроули и заработал гневный взгляд ангела.

- Кроули, я надеялся, что ты отнесешься к этому с подобающей серьезность, но, похоже, я ошибся.

- К чему тут можно отнестись серьезно? Это как если бы Вельзевул пришел ко мне и попросил занять место Астарота на денек-другой!

- Я вот все удивляюсь, и как это Ад не назначил тебя Главнокомандующим...

- Хей! - Кроули, неожидавший подобного, бросился в атаку, - Небо же выбрало тебя на должность смерти... и ничего, не развалилось.

- Думаю, мне пора идти, - каменным голосом проговорил Азирафаил, не делая, впрочем, попытки подняться с кресла, но демон все равно схватил его за рукав, на всякий случай.

- Нет-нет, не смей. Пойдем лучше, пообедаем.

- Как ни странно, Кроули, но я есть не хочу.

- А я и не предлагал тебе есть. Я просто предложил сходить на обед. Вставай! - ответил Кроули и, поднявшись с пола, исчез в прихожей, через несколько мгновений он вернулся с курткой в руках. И уже открыв перед Азирафаилом дверь, спросил с интересом, - А что, перевоплощение в Смерть априори делает тебя саркастичным?..

+ + +

Они вошли в ресторан, минуя очередь ожидающих. Кроули в голову не пришло зарезервировать столик, но если кто-то и захотел возмутиться, то при виде Азирафаила их протесты умерли, не успев родиться.

- Паста, я так думаю, - удовлетворенно заключил Кроули, - А ты что будешь?

- Я не голоден, - повторил Азирафаил, его взгляд скользил по залу, наполненному смехом и разговорами, от столика к столику.

- Что, кто-то из них? - с поддельной беззаботностью спросил Кроули, глянув на ангела поверх меню.

- Да. Двое. Джентльмен за столиком у окна, авария по пути домой. Только погляди, четвертый стакан. И вон, в баре, пожилой мужчина возле юноши... Аневризма, ему остался час.

Кроули сморгнул и глянув в указанную сторону.

- Серьезно? Прямо тут?

- Да.

- Хм, слушай, но ведь зная это, ты бы мог предупредить этих двоих! Сказать тому парню, чтобы его кто-нибудь подвез, а другому - ехать в больницу.

Азирафаил как-то сжался, он обхватил голову руками, точно та раскалывалась от боли, и зашептал обреченно.

- Нет, мне нельзя. Это же так несправедливо.

- Хорошо-хорошо, забудь, я ничего не говорил, - поспешно сказал Кроули, пытаясь сгладить ситуацию. Он протянул было руку через стол, чтобы погладить запястье Азирафаила, но его прервала смущенно улыбнувшаяся официантка.

- Здравствуйте, я - Кэтрин, и я будут обслуживать ваш столик. Чем могу помочь?

- Бутылку шампанского, для начала. Спагетти с мясным соусом. Яйца с салатом.

- Какими бы вы хотели ваши яйца? - спросила Кэтрин, вызвав ухмылку Кроули.

- Они мне нравится и так.

- Я имела в виду в плане приготовления.

- О, мне бы хотелось, чтобы они были такими, какие они есть.

- Кроули, - прервал его Азирафаил, - Прекрати!

Кэтрин тут же повернулась в его сторону, хотя тяжелое эхо, гремевшее в ушах после того, как блондин заговорил, заставляло ее инстинкт самосохранения вопить от испуга.

- А вам, сэр?

- У меня и правда нет аппетита. Воды безо льда. Только не слишком холодной, комнатной температуры, если вас не затруднит.

- Сделаю все, что смогу, - кивнула Кэтрин и пошла прочь настолько быстро, насколько это было возможно.

- Никогда бы не подумал, что Смерть пьет воду, - Кроули не удержался от комментария, но Азирафаил ничего не сказал, тогда он продолжил, - А ты так и не ответил на мой вопрос. Что ты делаешь, когда кто-то умирает?

Азирафаил душераздирающе вздохнул, но глянув на демона, понял, что в этой борьбе ему не выиграть.

- Прикасаюсь к ним... не знаю! Я стараюсь поменьше думать об этом.

- То есть ты не знаешь?

- Умирают не только люди, Кроули! Животные, растения, даже - ты можешь смеяться - грибы и насекомые! Даже... - Азирафаил поднял ладонь, и на ней засиял алый шар, - даже звезды умирают.

Шар вспыхнул ярче, задрожал, а потом точно взорвался внутрь себя, превратившись в крошечную точку. Прошло мгновение - и звезда разлетелась в пыль, усеяв стол подобием блесток.

- Я не преувеличивал, когда говорил, что я всюду. Я и сейчас везде, - пробормотал ангел, вытирая салфеткой руку, - Мне нравятся звезды. Они готовы умереть и они молчат. Или не молчат, но я, по крайней мере, не слышу их.

- Ты не разговариваешь с людьми? Ты же любишь с ними потрепаться, - недоверчиво нахмурился Кроули, но Азирафаил только покачал головой.

- Я не могу. Они все время задают вопросы. Больно ли им будет, почему Бог забирает их такими молодыми, почему Бог так жесток. Я не могу ответить на это, Кроули. И как я могу рассказать, на что похож Рай, если я вижу, что душа этого человека пойдет в Ад? Теперь я молчу.

- Но их вопросы лишены смысла! - возразил Кроули, - Все умирает.

Хорошо одетый джентльмен за соседним столиком прикончил свой мартини и, промокнув губы салфеткой, поднялся.

- Не завтра, - сказал он и пошел прочь.

Кроули проигнорировал его реплику и продолжил.

- Ты ничего не решаешь. Что бы ты им не ответил, это ничего не изменит. По сути, ты лишь проводник на пути к Тому, Кто Все Объяснит. Ты не Ангел смерти, предвестник или что-то в этом роде, ты просто... часть удобного сервиса.

- Ты не понимаешь. Но я и не особо надеялся.

- Азирафаил, послушай. Я... - тут Кроули замолк и осторожно взял ангела за руку. Казалось, он на мгновение потерял нить мысли, только гладил ангельские пальцы, но потом продолжил, - Я не чувствую тебя, - прошептал он, - Знаю, у тебя теперь нет ауры, но я действительно тебя не чувствую. Ты как дым. Или туман.

- Так и есть. Зато я тебя *вижу*.

Кроули так наклонил голову, что Азирафаилу подумалось, будто бы сейчас он облизнет губы раздвоенным языком, пробуя воздух.

- В смысле?

- Ты демон, это без сомнения. Я всегда мог чувствовать тебя, будь ты хоть за милю. А сейчас я не чувствую, зато вижу. Адская печать. Я вижу каждого демона на земле, Кроули, и все вы одинаковы, только цвета разные. Одни болотно-зеленые, другие кроваво-красные, третьи синие как лед, а ты болезненно желтый. И тут я понял, почему форма змеи так нравится тебе - она позволяет тебе прикасаться всем телом. Это намного лучше, чем просто трогать или ощущать запах, - Азирафаил высвободил свою ладонь из руки Кроули и погладил его по лицу, - У каждого демона есть ахиллесова пята, так сказать... У всех демонов - разные точки, но они всегда есть, - он провел пальцами по шее Кроули, а потом дотронулся до затылка, - Змеи ненавидят, когда их трогают тут. И мне всегда было любопытно почему.

- К чему ты ведешь? - каменным голосом спросил Кроули, всем своим видом демонстрируя, что не понял намека.

- Мне страшно, Кроули. Аура демонов так отличается от ангельской. Но сейчас я вижу, что в ней нет зла. Она просто... мертвая.

Азирафаил откинулся на спинку стула и скрестил руки на груди.

- Я Смерть, Кроули. Ты даже представить себе не можешь, что я вижу.

- Отлично. Я понимаю, что все эти люди умирают не в этом вашем небесном сиянии. Но с чего бы тебе так беспокоиться об этом? Раньше ты не был против того, чтобы кто-то умирал. Кстати, я уверен, что тысячу лет назад ты видел смерти и пострашнее, чем сейчас.

- Это другое! Теперь я тот, кто убивает их!

Над столом повисла гнетущая тишина. Азирафаил неожиданно стушевался под пристальным взглядом Кроули. Ядовитая смесь злости и разочарования - эти глаза жгли даже сквозь темные очки.

- Это несправедливо, - прошептал Кроули и с недоверием покачал головой, - Люди попадают в Ад и за меньшее.

- Что...

- Я сначала не согласился с тобой, что это наказание. Но, может, ты и прав. Гребаная несправедливость, - заключил Кроули и встал, отбросив от себя скомканную салфетку.

- Кроули, стой! Ты знаешь, что происходит? Скажи мне!

- Отстань, - зашипел демон и бросился прочь из зала. Азирафаил вскочил на ноги, чтобы кинуться за ним, но неожиданно его точно дернули за невидимый, но очень крепкий поводок. Старик в баре упал.


4. Glissando

От французского glisser, скользить. За этим термином скрывается плавный переход от одного звука. На арфе или фортепиано этот эффект достигается скольжением пальцем или пальцами по струнам или клавишам, используется как прием игры и на многих других инструментах.

+ + +

3 часа ночи

Азирафаил сидел в одном из ночных баров Мадрида, он оказался в этом районе из-за разборок наркодельцов.

Его тело точно неумолимо высыхало, ангел как будто чувствовал, как кости соприкасаются друг с другом, ему нужна была вода, настолько, что без нее он бы не смог уже ходить. Теперь он знал, что жажда есть величайшее страдание. Он был на земле с самого ее сотворения и знал тех, кто пережил Адские пытки - жажда была худшей. Азирафаил оперся на барную стойку и спросил еще пару стаканов воды комнатной температуры - слишком холодная заставляла его мучиться еще сильнее.

- Знаешь, когда все закончилось, Иисус сказал, что хочет пить.

Тело Азирафаила точно обмякло, став безвольным, когда он медленно повернулся в сторону заговорившего. На высоком стуле за барной стойкой сидел молодой мужчина с черными как смоль, неровно остриженными волосами ниже плеч, он крутил в руках полупустой бокал коктейлем Таитянский чай. При виде его ауры Азирафаил совершенно машинально отпрянул и поставил стакан на стойку.

- Пей, сколько хочешь. Может, купить тебе еще? - спросил он, - Пей, в том нет слабости, жажда невыносима. Даже Господь Вседержитель вложил в уста Сына своего на кресте лишь одну просьбу. Каждая клетка высыхает и вопит о своей жажде... даже для Бога это слишком. Так что пей.

Он был одет в совершенно безупречные вещи в черно-сером колере - невидимый ценник кожаного плаща мог бы смутить даже весьма обеспеченных людей. В его улыбке было что-то жуткое, идеально ровные белые зубы с излишне длинными клыками жемчужно мерцали между бледных губ.

- Люцифер, - беззвучно выдохнул Азирафаил, сделав еще один шаг в сторону, и хлопнул себя по бедру, тщетно ища эфес огненного меча, потерянного так давно. Он не больно-то заблуждался насчет своих сил - против Люцифера ему не выстоять, но сейчас он Смерть, хотя это и не означало, что Дьявол его не тронет. И уж тем более он не знал, что он вообще может ему сделать, и особого любопытства не испытывал.

Глаза Люцифера были цвета стали, очень острой стали, ангела дрожь пробрала от его взгляда.

- Я слышал о тебе, Страж Восточных Врат. Или мне теперь нужно называть тебя Смертью, как считаешь? Не нервничай так, я не нападаю! Сядь со мной, хочешь еще воды? Не беспокойся, деньги честно заработаны! - рассмеялся Люцифер, продемонстрировав кредитку, - Давай же, садись, я хочу поговорить.

Вряд ли сейчас Азирафаил мог бы противостоять предложению выпить воды, поэтому он сделал пару нерешительных шагов к барной стойке. Дьявол склонил голову и довольно улыбнулся.

- Прекрасно! Теперь сядь. Бармен! Воды и Черный русский, - Люцифер повернулся к Азирафаилу и подпер щеку рукой, - Почему бы тебе не рассказать об этом своем повышении?

- Всего один день. Вряд ли для тебя это так уж важно.

- В принципе да, без разницы. Но мне бы все равно хотелось знать, когда это произошло, дело касается моих новых... гостей. Я знаю, что наша Всесветейшая Заноза в Заднице Всего Мира неодинока, но мне любопытно, почему Господь наш Всевысочайший выбрал тебя на роль Смерти. Есть же Уриил, он бы справился лучше. О, или Гавриил. Если дело касается убийств - зовите Гавриила! Кстати, скажи мне, он еще проводит совещания для сотрудников?

Немного смутившись, Азирафаил кивнул - на лице Люцифера тут же проступило выражение крайнего отвращения.

- Тьфу. Разговоры о том, как солома сломала хребет верблюду... Знаешь, когда Молох спросил у меня, почему я восстал так скоро, я честно сказал ему, что дело было за неделю до итогового совещания, мы должны были обсудить идеи по повышению эффективности работы на следующий год, а у меня ничего не было готово, - Дьявол понизил голос, - Я очень медлителен!

- Это и было причиной? - ошеломленно спросил Азирафаил.

- Истинная правда, поверь мне, - Люцифер сделал глоток коктейля, - Потом, уже в Аду, я послал Гавриилу письмо с планом по улучшению, где сказал, что эффективности проще всего добиться, если заниматься делом, а не обсуждать ее на совещаниях.

Азирафаил фыркнул, а потом не выдержал и широко улыбнулся поверх кромки стакана, на что Дьявол громко рассмеялся, отсалютовав ему бокалом.

- О, я бы все отдал, чтобы увидеть его лицо в тот момент. Поверь мне, отсутствие Гавриила даже Ад делает приятным местом... Но мы отвлеклись. Скажи мне, почему же Господь Всемогущий выбрал именно тебя?

- Уж тебе ли этого не знать, - с горечью заметил Азирафаил. Люцифер смерил его задумчивым взглядом.

- И почему это?

- Вот только не надо играть со мной в эти игры, Первый среди павших! - резко сказал Азирафаил, - Мы оба знаем, почему ты здесь. Палач.

- И каков же твой грех?

Ангел уставился на него.

- Не, ну а что? Я же должен знать, что ты натворил, чтобы решить, куда тебя направить. Увы, беда с документами. Скажи мне, что ты сделал?

- Ты и так знаешь. Вся эта ситуация с Адамом и концом света, и то, что я... я пошел против Божественного плана. Я ослушался Бога, и чем теперь я лучше тебя? Но... но одна мысль о том, что все эти люди погибнут... - сбивчиво заговорил Азирафаил, но замолк на полуслове, увидев, как Люцифер закинул голову и захохотал так, что его коктейль покрылся рябью.

- О мой бог, - начал он, задыхаясь от смеха, - Должно быть, ему действительно понравилось все, что произошло. Ах, Ангел Восточных Врат, я бы мог прямо сейчас забрать тебя Вниз за гордыню. Черт, да я бы даже придумал тебе какую-нибудь специальную должность в Пандемониуме, никто бы мне и слова не сказал. Но ты, похоже, не осознаешь, что делаешь... Поэтому он и выбрал тебя.

- Я не понимаю, - пробормотал Азирафаил, почувствовавший, как мерзкий холодок пробежался по спине. Люцифер наконец-то успокоился и вновь вцепился в свой бокал. - Азирафаил, позволь-ка мне рассказать кое-что о Восстании, - заговорил он неожиданно спокойным, глубоким голосом, - Кое-что такое, чего никто не знает. После поединка с Михаилом и моего - временного, поверь! - поражения, он столкнул меня. Но за мгновение до того, как я пал, Бог заговорил со мной. Он сказал, что если я раскаиваюсь и если я по-прежнему люблю его, то он меня простит. Конечно, я не ответил. И пал.

- Почему ты мне это говоришь?

- А потому, Азирафаил, что Богу в общем-то плевать, пошел ли ты против него или нет. Ему без разницы, согласен ли ты с ним или сделаешь все по-своему. Все по доброй воле, он никого не заставляет. Ты решил, что это наказание за то, что ты пошел против него, но поверь мне, если бы он хотел покарать тебя, то послал бы прямо ко мне. И сейчас бы ты работал с... ну, я полагаю, это был бы Бельфегор, потому что недавно один из его секретарей пропал во Флегетоне и пока не вернулся. В любом случае, желай он тебя наказать, ты уже был моим.

Закончив, Люцифер заказал Лонг Айленд.

...- Это и есть мое наказание?

- Наказание? - Господь остановился, но не обернулся, похоже, вопрос заставил его задуматься. Азирафаил ждал, его руки тряслись, и он, испытывая замешательство, спрятал их в карманах пальто, - Ты пробыл на земле слишком долго...


Азирафаил проследил за каплей воды, стекающей по запотевшему стеклу.

- Тебя прислали ко мне, - сказал он. Люцифер, именно в этот момент припавший к кромке высокого стакана, замер, так и не сделав глоток.

- Прости?

- Это не я был послан к тебе, это ты пришел ко мне, - пояснил ангел, - Ты прав. Это не наказание. Это предупреждение.

- А ты умнее, чем я думал. Ну а теперь впечатли меня окончательно. Предупреждение насчет чего?

- Я... я не знаю.

Люцифер вздохнул.

- Наслаждайся... - начал было он, но замолк. Азирафаил с удивлением смотрел на то, как меняется выражение его лица: сначала по нему скользнуло совсем уж неожиданное смущение, а потом Дьявол недоверчиво рассмеялся.

- Вот сучий потрох. Я удивлюсь, если он не задумал все это специально для тебя. Должно быть, ты ему очень, очень нравишься! При встрече я у него спрошу об этом, - Люцифер покачал головой и продолжил, - Откровение, Глава 22, Стих 12 и 13.

Азирафаил моргнул от неожиданности.

- Се, гряду скоро, и возмездие Мое со Мною, чтобы воздать каждому по делам его. Я есмь Альфа и Омега, начало и конец, Первый и Последний...

Он хотел продолжить, но замолчал, едва не задохнувшись - он понял! Дьявол понимающе улыбнулся и вернулся к своему стакану.

- Теперь ты понял, да? Это он не о конце света или Армагеддоне. Тебе только кажется, что ты убиваешь, что ты имеешь какое-то значение. На самом деле только Бог может Творить, а значит, только в его власти Разрушать. Ты не можешь убить, Азирафаил, вся соль в том, что люди уже мертвы, еслм смотреть на его Замысел в целом. Если бы ты действительно был Смертью, ты бы понял это. Только души имеют значение, и ты сильно переоценил себя, решив, что можешь убивать.

- Я возомнил себя Богом.

- Который не умеет себя хвалить, к слову сказать. Не забудь сказать мне, если вдруг захочешь сменить работу. Преимущества невелики, зато какая плата.

- Я понял...

- Азирафаил, - серьезно проговорил Люцифер, - А ведь главный вопрос не в том, что ты остановил Армагеддон, а почему ты это сделал. И только как Смерть ты сможешь ответить.

- Спасибо.

Он встал со стула, чтобы уйти, но уже дотронувшись до дверной ручки, неожиданно сказал:

- И да, Люцифер...

- М?

- Ты не мертвый. Не до конца, - сказал он и исчез. Дьявол нахмурился и принялся за новый коктейль, на этот раз Секс на пляже.

- О чем это он? - спросил бармен, оперевшись на стойку.

- Да пойди, пойми этих ангелов, Вельзевул. Кстати, коктейли ты готовишь отвратительно, вкус ужасный, - сморщившись, Люцифер одним глотком опустошил бокал.

- Ну извини, что ж ты не взял с собой Велиала?

- Я хотел, но он занят ежеквартальными отчетами. Малахий задал ему жару. Так что у меня не было выбора.

- Знаешь, я как-то даже разочарован в тебе. Ты должен был дать ему подсказку, а в итоге проще было развесить вокруг него плакаты с подробным рассказом, что там да как. А я-то надеялся на Зрелище, игры разума, все такое... не в этот раз.

- Мне просто хотелось разобраться по-скорее. Левиафан оставил в комнате отдыха торт, мне бы хотелось получить свой кусочек раньше остальных.

- Торт? Правда? Вот ведь... - покачал головой Вельзевул и, на мгновение исчезнув, оказался рядом с Люцифером, чтобы помочь ему надеть плащ, - И что же ты будешь сейчас делать?

- То же самое, что мы делаем каждую ночь, Вельзевул.

Повелитель мух закатил глаза.

- Знаешь, Люцифер, первый шаг к излечению от зависимости - это признание того, что у тебя есть проблема.

- Лучше заткнись, - беззлобно отозвался Дьявол, и они оба исчезли.


5. Aubade

Утренний концерт - это утреннее произведение. Примером может послужить "Зигфрид-идиллия", написанная Вагнером специально для его жены.

+ + +

9:53 утра

В больницах ему было тяжело. Люди всегда боятся умереть, всегда борются за свою жизнь, и даже на больничной койке, даже когда они уже готовы к смерти, они сохраняют надежду. Доктора только усложняли работу. Уже несколько раз было так, что Азирафаил заканчивал свое дело, когда врачи в тщетной попытке отталкивали его от постели. Еще хуже было оттого, что здесь люди задавали слишком много вопросов.

Но тем не менее, Азирафаилу сейчас было легче, чем в самом начале, он глубоко вдохнул, точно перед прыжком, и шагнул в лучшую больницу Торонто.

Он был невидим, как и любое сверхъестественное существо, хотя тут дело было не в нем самом, а в том, что люди не хотели его видеть. Он шел медленно, куда ему торопиться, лучше прислушаться к разговорам и собрать свою храбрость кулак. Разговор с Люцифером многое прояснил, стало хоть чуть-чуть, но проще, впрочем, и волнения он тоже прибавил не на шутку. У людей есть странная способность трогать за душу. Его следующей целью была одиннадцатилетняя темнокожая девочка, съедаемая раком. Обычно эта болезнь не трогает таких юных, но диабет ослабил ее тело, сделал его уязвимым.

Азирафаил преодолел лабиринт коридоров, прежде чем попасть в онкологию, он хотел уже забрать ребенка, когда его остановил знакомый голос.

- Так-так, Смерть и правда взял выходной...

Ангел огляделся в поисках говорившего. Он вошел в соседнюю палату, где в окружении всевозможных аппаратов лежала женщина. Признаться, он никогда не понимал, что значат все эти знаки и цифры на подобных машинах, но сейчас он знал одно: то, что отражалось на лице больной, говорило о ее состоянии куда больше.

У изножья ее постели сидел человек - или по крайней мере кто-то, выглядящий как человек, - в халате врача. На протяжении этих веков Азирафаил не раз встречал его, тошнотворно-сладкий запах болезни окутывал его, точно дым, по нему можно было безошибочно узнать его обладателя.

- Здравствуй, Мор.

Бывший Всадник усмехнулся в ответ.

- Привет. Я просто проверяю пациента. У нее совершенно новая форма вируса, над которой я очень долго работал... Не зря?

Азирафаил бросил взгляд на женщину.

- Не сегодня.

Мор с досадой хлопнул себя по бедру.

- Вот проклятье! А я-то думал, что побью свой рекорд, - он встал и откинул со лба длинную прядь грязных светлых волос, его белесые глаза сверкнули в мертвом свете лампы. Он был высок, наверное, почти как Люцифер, а тот был пугающе-огромен, но Мор был куда более тощим.

"Как змея, - раздраженно подумал Азирафаил, - Нет, как крыса, в любую щель пролезет".

- Что ж, теперь ты Смерть, всего на день, но все же... И как, нравится? - спросил Мор дружелюбно.

- Бывали дни и получше.

- Да, это тебе не шутка, - усмехнулся Мор, - Ну, по крайней мере, эта новая должность дает тебе некоторые преимущества. Ты уже встречался с остальными?

- Нет, но теперь я имею представление об их работе, - сказал ангел, Мор закивал.

- Да, они такие застенчивые... Неразлучны с людьми, как и я, но не так с ними близки. Они связаны друг с другом... мне стоило огромных трудов, заставить их принять Загрязнение на мое место.

- Если ты закончил, то я пойду.

- Девчонка с раком? Можно с тобой? Проверю, как он растет...

Азирафаил вздохнул, испытывая страстное желание потереть виски.

- Нет уж, я лучше без тебя. Пойди займись очередной простудой или еще чем-нибудь. Совершенствуйся! - с этими словами он покинул палату, Мор последовал за ним.

- Хей, чтоб ты знал, нет ничего совершеннее обычной простуды! Она постоянно мутирует, длится целыми неделями, делает людей беспомощными, легко распространяется, имеет уже почти 200 видов. Да меня можно назвать спонсором фирм, производящих носовые платки!

- Но люди не умирают.

- Верно! Какая мне польза от мертвых, они же не болеют.

- Та же, что и для меня сейчас?

Мор застыл, а потом крикнул в спину ангела.

- Знаешь, ты делаешь мне больно! Почему?

- Мне уже говорили, что я сволочь.

Мор помедлил, а потом нагнал его.

- Это смерть сделала тебя таким саркастичным? Может, я заслуживаю немного большего после всего, что было между нами в семнадцатом веке?

- Ничего между нами не было! Извини, но это ты меня преследовал повсюду.

- Да, и люди еще удивляются, почему это чума была такой распространенной! Если бы знал, сколько сил я потратил, чтобы и демоны ею тоже болели, и все зря.

- Когда ты уже прекратишь пытаться убить Кроули?

- Он украл тебя у меня! Все было бы куда проще, если бы ты ушел от него ко мне.

- Ты, часом, не опоздаешь с эпидемией гриппа?

- Вот черт, ты прав! Мне нужно идти, - Мор глянул на часы, а потом наклонился и поцеловал Азирафаила в лоб, - Мне жаль тебя покидать, любовь моя, но производители лекарств не дремлют. Пока!

Он быстрым шагом пошел прочь, но дойдя до угла, неожиданно остановился.

- Хей! - Мор окликнул Азирафаила, который изучал дверь, не решаясь войти, - Не волнуйся так, там нечего бояться, она будет тебе рада. Просто будь таким, какой ты есть, - он улыбнулся, - Это лучшее, что ты можешь сделать для нее.

Азирафаил кивнул и прикрыл глаза, что не видеть, как Мор одними губами сказал: "Позвони мне!" и, подкрепив это соответствующим жестом, исчез.

- Только говори, не слушай, - повторил Азирафаил и толкнул дверь палаты.

6. Da Capo Al Segno

Da Capo (в переводе с итальянского "с головы"), сокращенно D.C., музыкальный термин, которым композитор обозначает место в произведении, где музыкантам нужно начать играть с начала. Aria Da Capo, часто встречающаяся в эпоху барокко, представляет из себя произведение из трех частей, в третьей повторяется первая.

2:59 пополудни

Азирафаил сидел в середине расчищенной площадки, темные деревья окружали его точно плотной стеной из ветвей и снега. Это Север, он точно знал, правда не мог с уверенностью сказать, Норвегия это или Лапландия. В любом случае, здесь было тихо - и жизнь, и смерть отступили перед зимой. Он еще мог слышать голоса и звуки, шелестящие где-то на периферии его сознания, но снег точно отделял его от всего мира, надежно скрывая. Вздохнув, Азирафаил положил перед собой только что слепленный ком снега и принялся придавать ему форму ангельских крыльев.

- Господи, - прошептал Азирафаил в холодный, серый воздух, - Я готов идти домой.

И он позволил перенести себя к последней цели Смерти - в маленький книжный магазинчик в самом центре Лондона.

+ + +

Время стало липким. Оно приставало к свитеру Азирафаила, он даже чувствовал его сквозь крупную вязку. Он с трудом выбрался из желе застывшего времени, поначалу даже не заметив протянутой ему руки, и принялся отряхиваться.

- Я знаю, что это не больно-то удобно, но я над этим работаю, - проговорил Бог, подхватывая Азирафаила под локоть. Убедившись, что ангел может стоять, он повернулся к Азраилу и жестом призвал его к себе. Азирафаил хотел что-то сказать, но Бог прервал его.

- Пришло время вернуть все назад.

Без всяких церемоний он притянул Азирафаила и Смерть к себе, а потом оттолкнул под звуки рояля.

Часы на стене затикали.

Время снова пошло так, как должно было.

Азирафаил поднялся на ноги и ощутил толчок горячей крови, а потом тяжесть воздуха, наполнившего грудь. Его человеческое тело чувствовало себя как обычно. Азирафаил провел рукой по волосам, наслаждаясь ощущением жестковатых прядей под пальцами. Почти забытое чувство собственного тела, Азирафаил с трудом оторвался от этих упоительных ощущений и глянул на Смерть, тот стоял возле Бога и втолковывал ему, что, похоже, пришло время сменить облик смерти, этот слишком избит, а он нуждается в чем-то более доступном.

- Хорошо-хорошо, надевай, что хочешь, это твое дело. Только не прибегай ко мне потом и не говори, что люди все равно от тебя разбегаются и не шлют приглашения на вечеринки.

- Я ПОСТАРАЮСЬ ОГРАНИЧИТЬ СЕБЯ.

- Слишком саркастично, - Бог покачал головой и обернулся к Азирафаилу, - Ну как? Все как новенькое, как я и обещал, - он улыбнулся.

- Спасибо, скромно произнес ангел и решил не спрашивать, откуда на его свитере столько пыли.

- Я ПРОШУ ПРОЩЕНИЯ, НО МНЕ НУЖНО ВОЗВРАЩАТЬСЯ К РАБОТЕ, - Смерть кивнул им в знак прощания, - БОГ. АЗИРАФАИЛ.

- И не жди еще две тысячи лет, чтобы зайти ко мне! - крикнул Бог ему вослед, - Слышишь? Или я сделаю твою жизнь невыносимой!

Он повернулся к Азирафаилу - выражение угрозы сменилось довольством, причем так быстро, что это даже пугало.

- Спасибо тебе, Азирафаил, ты правда помог, отличная работа. Но мне нужно идти, Рафаил просил меня приглядеть за тем, чтобы речь Гавриила не затянулась больше чем на пару часов, а то подведение итогов года и все такое прочее... Мне нужно подготовиться, поговорим позже. Еще раз спасибо.

Бог запахнул полы своего зимнего пальто и хотел уйти, но Азирафаил заговорил.

- Прости, - его голос сорвался, точно его тело успело забыть, как говорить. Бог замер.

- За что? - тихо спросил он.

Ангелу понадобилось время, чтобы собраться с мыслями.

- Сегодня, - начал он, - одним из моих заданий была девочка по имени Хиома. У нее был рак. Она долго болела и успела возжелать смерти. После я мог уйти, но я остался и дождался ее семью. Я слушал, как доктора говорили им, что они не могли ничего сделать. И они плакали. Несмотря на то, что она не страдала, не успела устать или отчаяться... они плакали. И тут я понял, что они печалились не по Хиоме, они оплакивали свою потерю. Это и есть причина - почему я сделал то, что сделал. Почему я остановил конец света, потому что мне было страшно за себя. Я не хотел терять все то, что люблю. Это было неправильно. Вот о чем я сожалею.

На несколько минут между ними повисла гнетущая тишина, а потом Бог очень медленно повернулся, и Азирафаил с удивлением увидел на его лице слезы и улыбку.

- Очень многие люди думают, что в этот мир не заслуживает боли. Я рад, что ты все понял, правда. И я рад, что ты любишь это место.

- И еще, - продолжил Азирафаил, - но можно и я проведу с тобой день?

- О, это чудесно звучит. Я всегда свободен, когда тебе удобно?

- Я думал, что... может быть, мы могли бы встретиться в следующую пятницу:

- Пятницу? Зимнее солнцестояние? - с сомнение спросил Бог.

Азирафаил кивнул.

- Хорошо, звучит замечательно. Но ты же помнишь, что это крайне напряженное время, надеюсь, ты найдешь того, кто подменит тебя?

- Может быть, Гавриил? Он мой начальник, вряд ли моя работа покажется ему сложной, - предложил Азирафаил как можно более невинным тоном.

- Но в день зимнего солнцестояния проводится итоговое совещание, и Гавриил может не успеть... - тут Бог замолчал и ухмыльнулся, - Пожалуй, я прямо сейчас сообщу ему о том, что в пятницу он будет занят. Увидимся на следующей неделе.

Бог еще раз хмыкнул и вышел из магазина. Колокольчик над дверью бодро звякнул.

- Как вовремя, Господи! Я чертовски тут замерз! - Люцифер поднялся со скамейки ему навстречу и принялся стряхивать осевший снег со своих джинсов, при этом его шикарное кожаное пальто осталось чистым, точно снег боялся упасть на него, - И какого черта ты втянул меня в этот кошмар с розочками и конфетками? Я не собираюсь тратить на тебя весь этот гребаный день!

- А с того, что ты должен мне с 1329 года.

- Я надеялся, что ты забыл, - Люцифер нахмурился.

- Никогда, мой милый. Я никогда ничего не забываю, особенно если ты мне что-нибудь должен.

- Блять. Знаешь, прежде чем ты наденешь на меня ошейник, скажи мне одну вещь. Ты затеял все это специально ради этого ангела? - просил Люцифер, пряча озябшие руки в карманах. Бог ответил ему невинным взглядом.

- Ты о чем?

- Ой, да ладно! Откровение заканчивается концом света, которое твой любимый ангел провалил. И ответ на главный его вопрос тоже в Откровении, которое ты мне сказал процитировать, чтобы у него тоже произошло... "откровение". И под всем этим - твоя женоподобная подпись! Что случилось? Совпадение? Вряд ли. У тебя не бывает совпадений. Так что я могу только догадываться, что ты задумал, когда надиктовывал Откровения этому психу Иоанну!

К концу того монолога Люцифера почти трясло, но Бог его уже не слушал, его внимание привлекло что-то в стороне.

- О, смотри, котенок! - воскликнул Бог и побежал в том направлении, которое сам указал. Вслед ему понесся возмущенный голос Дьявола.

- Нет, мы не закончили. Вернись! Вернись немедленно и отвечай!

+ + +

А Азирафаил тем временем сидел на прилавке и рассматривал телефон.

- Ну давай, сделай это!

Он глубоко вздохнул и наконец поднял трубку. Раздалось не меньше пяти гудков, прежде чем на другом конце провода ответили.

- Кроули? Привет. Я удивлюсь, если ты согласишься, но не хочешь поужинать сегодня вечером вместе?..



________________________
Nordream aka Нежить

@темы: supernatural beings: Satan, supernatural beings: God, supernatural beings: Crowley, supernatural beings: Aziraphale, apocalyptic horsepersons: Pollution, apocalyptic horsepersons: DEATH, категории: джен, рейтинг: PG-13, творчество: фанфикшен

Комментарии
2009-11-22 в 05:10 

Aerdin
"Всевышний хоть и изощрен, но не злонамерен". Старая иезуитская поговорка
:ura::ura::ura:
:squeeze:

2009-11-22 в 09:19 

One batch, two batch. Penny and dime.
nordream31 чудесный перевод!:inlove: спасибо вам:white:
аж захотелось канон перечитать))

2009-11-22 в 11:25 

Nordream
...я так не могу, надену свою шляпу, в Бразилию уйду!
Aerdin
Я рад*) Надеюсь, еще что-нибудь подкинете*)

Леориэль
Благодарю*)

2009-11-22 в 15:19 

Aerdin
"Всевышний хоть и изощрен, но не злонамерен". Старая иезуитская поговорка
nordream31
:shy: можно прямо сейчас? :-D
есть дивный фик про Сатурналии, но там NC17

2009-11-22 в 17:07 

Nordream
...я так не могу, надену свою шляпу, в Бразилию уйду!
Aerdin
Ну, если вы не против, что НЦ я напишу по-своему или как-то сглажу, то почему бы и нет*)

2009-11-22 в 23:15 

Tell me how all this, and love too, will ruin us.
ооо, какая прелесть! читала в оригинале, но в переводе обязательно перечитаю еще раз. спасибо за перевод!

2009-11-22 в 23:36 

Nordream
...я так не могу, надену свою шляпу, в Бразилию уйду!
G. Ishtar
Всегда пожалуйста!

2009-11-23 в 10:54 

Aerdin
"Всевышний хоть и изощрен, но не злонамерен". Старая иезуитская поговорка
nordream31
не, тамошнюю энцу грех прятать или искажать)) подумаю, что посоветовать))

2009-11-23 в 11:00 

Aerdin
"Всевышний хоть и изощрен, но не злонамерен". Старая иезуитская поговорка
nordream31
нашла))
After All

2009-11-23 в 11:07 

Nordream
...я так не могу, надену свою шляпу, в Бразилию уйду!
Aerdin
Нет, вы дайте мне энцу! :D Поглядим*)
Спасибо, почитаю.
Кстати, можно на "ты"?

2009-11-23 в 11:23 

Aerdin
"Всевышний хоть и изощрен, но не злонамерен". Старая иезуитская поговорка
nordream31
Кстати, можно на "ты"?
конечно))

Нет, вы дайте мне энцу! :D Поглядим*)
вот))) Compromising Positions
моя любимая фраза оттуда - "No anachronisms in bed" :-D

2009-11-23 в 11:26 

...я так не могу, надену свою шляпу, в Бразилию уйду!
Aerdin
Окееей, глянем, спасибо!.. Вот сдам (или не сдам) сегодня экзамен и буду читать-читать-читать... И может быть, кое-что свое писать*)
Отличная фраза, настроенческая*)

2009-11-23 в 16:55 

Aerdin
"Всевышний хоть и изощрен, но не злонамерен". Старая иезуитская поговорка
nordream31
буду ждать, удачи на экзамене))

Отличная фраза, настроенческая
о, это да))

2009-11-24 в 12:17 

-Lighter-
Разрешения на перевод и размещение у меня нет. Честно спросил, но автор пока не ответил.
Да кому это нужно. ) В тюрьму за нелегальное использование фанфика не посадят.

2009-11-24 в 12:54 

Nordream
...я так не могу, надену свою шляпу, в Бразилию уйду!
-Dolores-
Это вопрос элементарной вежлиости*) Найди я, скажем, перевод на свой фик, о котором меня не спросили, я бы очень разозлился.

2009-11-25 в 18:07 

-Lighter-
Только если поэтому. )
C другой стороны,вы бы заинтересовались,если бы ваш фанфик перевели на какой-нибудь африканский язык?
Я имею в виду,вели бы счет комментариям,например ...)...?

2009-11-25 в 20:04 

Nordream
...я так не могу, надену свою шляпу, в Бразилию уйду!
-Dolores-
Да.

2010-08-10 в 22:05 

"Ы" - это не просто буква, это образ жизни // Скорее - стиль мышления..." (c)
Замечательный фик, большое спасибо за перевод :red:

2010-08-10 в 22:27 

Nordream
...я так не могу, надену свою шляпу, в Бразилию уйду!
Leponier
Рад, что вам понравилось*)

2013-02-04 в 20:59 

kazytaka2011
Отчасти образование сродни какой-нибудь неудобной болезни. Во-первых, человек образованный разом становится непригоден для большинства работ. А во-вторых, ты не можешь держать свою болезнь (то бишь знания) при себе. (с)
Nordream, Большое спасибо за перевод!:white:

Я понимаю, что прошло уже несколько лет с момента перевода, но может быть кто-нибудь поможет мне понять, о чем речь в этом отрывке, что имеет в виду Кроули

2013-02-18 в 22:03 

Nordream
...я так не могу, надену свою шляпу, в Бразилию уйду!
kazytaka2011, спасибо, что прочитали*)
Стыдно сказать, но я даже уже не помню, про что был фик*)

   

Добрые предзнаменования

главная